Jump to Navigation

Последнее путешествие Адмирала

11 сентября 2014 года

В семь часов вечера сбор на Ладожском вокзале. Первой приехала Таня Б. Затем появились Инга (Дара) с Устиной, провожаемые Ильёй. Последними прибыли Маша (Эри) и Ольга. Их провожал Виктор. Погрузка прошла без проблем. Вагон № 16 оказался у самого выхода на платформу, так что и таскаться не пришлось. Загрузились, попрощались, поехали.

Начали обустраиваться в купе. Ни один из девчоночьих рюкзаков не влез в багажнуу полку. Пришлось распихивать под лавки. Когда с вещами разобрались, Дара обустроила нижнюю полку под нужды Устинки, соорудив своеобразную палатку из пододеяльника на половину полки. Короче, так или иначе, но устроились вполне комфортно.

Собрались ужинать. Ольга достала сырную коробку, мясную коробку, коробки с запеканкой, овощи. Нашли ложки, ножи, кружки. Приступили к поеданию запеканки. Очень вкусная получилась - с черносливом и курагой, мягкая, нежная. Успели почти всё съесть, когда вдруг...

А вот здесь будет небольшое лирическое отступление. В любом художественном литертурном произведении для оживления сюжета рекомендуется устраивать так называемые "поворотные точки". Они не всегда должны приводит к резкому повороту сюжета, но всегда неожиданны и вносят разнообразие.

Так и у нас. Поели и стали настраиваться на длинную дорогу, как вдруг... Что меня заставило выглянуть из купе, не знаю. Но я увидела, что... нам несут пакеты с едой. Мне стало смешно, если учесть, что перед этим мы как раз обсуждали, хватит ли нам еды на поезд. Пока я боролась с приступом хохота, Ольга успела испугаться, что со мной случилось. Когда же еду донесли до нашего купе, хохотали уже все. Когда же нам сказали, что это всего лишь сухпаёк от ланчика, а дальше нас ещё ждёт горячее...

В сухпайках оказались пластиковые стаканчики, которые мы тут же использовали по назначению - джин "Гордонс" замаскировали персиковым соком. Разумеется, выпили за Адмирала, который преспокойненько ехал под столиком. Слава Адмиралу! Наверное, он здорово веселился, наблюдая наши продуктовые развлечения. Да и мы хорошо посмеялись, пытаясь осознать блага купейного обслуживания. Когда же нам принесли горячее, мы снова похихикали. 

 Это называлось "куриная грудка с макаронами". Дополнительное умиление вызвали маленькие, тоненькие кусочки колбасы и сыра. Одинокий худосочный ломтик солёного огурца вызвал дружный приступ жалости.

Пара кусочков того, что так громко было названо "куриной грудкой", оказалась близка к резиноподобному состоянию. Кроме огурца, другой соли не было предусмотрено вообще. А вот сами макарошки очень даже ничего. Даже Устинка их одобрила и несколько штучек понадкусила.

 Об Устинке нужно сказать отдельно. Это постоянный позитиватор, который не давал нам расслабиться всё путешествие.

 

Может, на первой фотке она и выглядит чуть испуганной, но это потому, что ещё не успела ко мне привыкнуть. Зато рядом с мамой и крёстной уже не так страшно, даже если на верхней полке.

Весь вечер занимались с Устинкой, обсуждали планы. Ольга читала вслух стихи Берцева из последнего сборника "Айсберг".

 

12 сентября 2014 года

В Чупу прибыли вовремя. Стоянка 3 минуты. Кроме нас из нашего же вагона должна выгружаться команда дайверов с оборудованием. Мы первыми заняли тамбур, так что выкинулись без проблем. Перетащили кладку на другую сторону ж/д полотна и сделали "дежурную" коллективную фотку.

На станции нас ждала "буханка", процесс погрузки в которую уже не было возможности снимать, так как грузить надо было. Так что засняла машинку уже на причале, после разгрузки.

 

Так выглядит причал из деревни. Корабли стоят как на воде, так и на берегу. При ближайшем рассмотрении "сухопутный" кораблик оказался не таким простым. На самом деле это просто один из залов местного ночного ресторанчика. Не удержалась и зафоткала ещё и туалет с умывалкой при этом ресторанчике - оригинальное оформление.

   

А вот и нормальный корабль у причала. Это самый большой из кораблей биостанции "Профессор Кузнецов". Именно на нём мы и должны идти на мыс Картеш.

   

Ещё два карапуза на причале: один - настоящая яхта, просто очень маленькая, а потому так названная; другой - видите маленькую голубую точечку на досках? - настоящий карапуз, наша Устинка.

 

"Кузнецов" отходил в пять часов вечера, так что у нас ещё было время пробежаться по Чупе. Ольга сводила меня в местный парк, который оказался небольшим мемориалом в честь местных жителей, ушедших на Великую отечественную войну. Небольшая площадка окружена декоративным заборчиком. На постаменте часть самолётного двигателя. На заднем плане гранитная стена с табличками, на которых перечислены фамилии. Единственная дорожка по центру. Вот и весь памятник. 

   

Мы были бы не мы, если бы не взяли магазин. Разумеется, магазинчик у пристани носил имя "Парус". По дороге отметили весьма и весьма разнообразную, даже с некоторым философским подтекстом, жизнь посёлка: бог любит, агент страхует, а между ними...

  

Идти нам по Чупинской губе около двух часов. Нашли направление (на первой фотке) и пошли (на второй фотке). Дальше только отмечали некоторые ориентиры в виде, скажем, небольшого островка, на котором стоит створный знак (на остальных фотках). Сначала считала его безымянным, потому узнала, что называется он то ли Кругляш, то ли Круглеш. В любом случае форма у него на самом деле близка в круглой. 

   

Благополучно дошли до Картеша. Сначала увидели сарай на берегу, затем открылась и бухта с пристанью. И всё это - в окружении скал, которые мы так любим.

   

Как приличный ландшафтник, сразу показываю табличку с названием и схему территории. 

 

С пристани наверх ведёт настоящий фуникулёр. Вдоль деревянных мостков проложены рельсы, по которым тросом поднимается и спускается тележка с гордым названием "Зелёная карета". На ней наши вещи быстро забрались в горку, которую люди преодолевали самостоятельно. Возникла ассоциация с Киевским фуникулёром

Представляете себе здешнюю жизнь научных сотрудников, которым по несколько десятков раз на дню приходится совершать такие пробежки вверх-вниз. Никакого фитнеса не нужно. 

   

Ходить по территории биостанции можено только по специально устроенным мосткам и мостикам, чтобы не вытаптывать напочвенный покров и не нарушать баланс экосистемы. К лабораторному корпусу построили совершенно новый мостик, который ещё не успел потемнеть от времени. 

На средней фотографии корпус с грозным названием "Бастилия". Именно в неё нас и заточили на две ночи. Так и не удалось точно узнать о происхождении названия. Скорее всего, просто из-за возвышенного положения на скале. К Бастилии тоже ведут мостки. Рядом на камне устроено каре из брёвнышек и досок - нечто вроде местного клуба для посиделок. Нам было сказано, если хотим найти человека на станции, то нужно тут сесть и минут двадцать посидеть. Нужный человек обязательно пройдёт мимо. Похоже, что каждый считает своим долгом время от времени проходить мимо просто для того, чтобы узнать, не ищет ли его кто-нибудь. 

   

Закончился этот день фантастически вкусным ужином в более широкой компании, чем в поезде. К нам присоединился Вася (Ольгин брат), который помого всё это устроить. И присоединились Наташа и Данила - работающие на станции учёные.

Уже сколько времени пытаюсь разобраться в одном вопросе. Только добрые и светлые люди получают возможность попасть на Белое море и приживаются там? Или это Белое море делает всех, к нему приходящих, добрыми и светлыми? Наташу и Данилу я видела впервые, но уже к середине ужина словно знала их много лет.

Разумеется, за ужином помянули Берцева. Слава Адмиралу!

Вечерний вид с причала на Чупинский залив.

После ужина получили указания на завтра и отправились спать. Фотки, в силу интимности, не предоставляю. 

Замечу, что любимец и любитель женщин - Адмирал - провёл эту ночь в обществе женщин: урна стояла в комнате на столе.

 

13 сентября 2014 года

Утро началось с каши, как и полагается в походе. 

А в десять часов на пристани нас ждал второй корабль биостанции - "Беломор".

На борт взошли Ольга, Эри, Вася, Дара с Устинкой, Наташа, Данила и я.

В глубине залива Чупа тонула в тумане. Над головой серебрились утренние облака. Путь наш лежал в море, к мысу Иванов Наволок. Мыс Картеш с его узнаваемой с большого расстояния горкой остался позади.

   

Эри доверили управление штурвалом. Остальные гуляли по палубе, изучали наш маленький корабль. После байдарок очень непривычно смотреть на воду с такой высоты. Утренний ветерок на воде заставил некоторых натянуть капюшоны.

  

У всех нас за многие годы путешествий скопились сотни и сотни фотографий с видами Белого моря, но их никогда не бывает много. Ниже я хотела показать, как мы приближались к мысу, ставшему целью нашей поездки.


    

На траверсе мыса "Беломор" застопорил машины.   

 

Вскрыли урну, и прах Адмирала воссоединился с морской стихией.

Капитан "Беломора" сопроводил процесс длинным корабельным гудком, отдавая дань уважения неизвестному ему капитану.

 

Помянули в штормовом варианте. Каждый плеснул отстатки за борт. Слава Адмиралу!

Капитан "Беломора" выдал точные координаты:

И, оставляя за кормою пенный след, мы пошли обратно.

 

  

Когда шли обратно в Чупинскую губу, обратили внимание на одну природную особенность. На фотографии (в центре) - это не выход в открытое море просвечивает вдали. Это затянутый туманной дымкой конец губы - выход закрыт. Адмирал навсегда остаётся с морем.

   

И снова виды, виды и виды беломорских скал. Та самая суровая красота и мощь, которые покорили нас в далёком 1979 году.

  

  

Вернувшись на станцию, мы устроили себе маленькую прогулку за пределы "необираемой" территории. Первую вылазку. Прошли мимо домика с необычным для этих мест цветочным садиком, мимо озера Кривого, по дикому лесу...

   

...по лесу, на берег моря, на скальные уступы на берегу...

   

...и грибы! Просто красивые, но несъедобные. Попроще, съедобные. Ну, и грибы - цветы жизни... 

  

Соответственно, грибов набрала полный мешок, почти не сходя с места. Правда, потом оказалось, что местные обитатели козлята и моховички за грибы не считают. Тем не менее ужин был обеспечен. При этом успела и погулять, и бруснику с черникой поесть. А грибы мы нажарили на обед.

Вернулись на биостанцию пообедать. Поскольку нам показалось подозрительно тепло, поискали градусник. Так как многие не верят, что на Белом море может быть тепло, Дара умышленно зафотографировала градусник для неверующих. Обращаю внимание, что термометр висит в тени. Если кто глазам своим не верит, то специально сфотографировали крупным планом.

 

Следует упомянуть ещё парочку обитателей биостанции, на которых не распространяются ограничения по способу перемещения. Это мы -  люди - ходили, как люди, по мосткам, а они - как белые люди - где угодно.

Разрешите представить: впереди - Ёлка (беременная женщина), позади - Бес, отец семейства.

Бес - в нашем случае персонаж проходной, а вот Ёлка ещё выступит в одной из сцен. 

После обеда наступил следующий этап нашего паломничества. В этот раз на пристани Кривого озера нас ждали лодки. Дару с Устинкой вёз Вася, меня и Эри - Данила, а Ольга с Наташей догоняли нас чуть позже. 

Местами берега озера почти не отличались от морских - скалы такие же. Но там, где лес спускался в низинки, а камни заканчивались, мы видели типичный пресноводный берег, затянутый камышом.

 

  

На лодках дошли до дальнего конца озера, пешком пересекли небольшую скалистую гряду и вышли на берег Белого моря. Пошли по берегу в направлении Иванова Наволока. Но оказалось, что вышли мы очень далеко от цели, поэтому в конце концов решили остановиться, как только найдём красивое место.

Пожалуй, можно сказать, что место само нашло нас. В какой-то момент мы подошли к скальным выступам и тут... из моря показалась любопытная морда тюленя. Он высоко высунулся из воды и наблюдал за нами. Поскольку мы все в очках и не отличаемся особой зоркостью, то долго разглядывали его, хотя надо было попытаться просто сфотографировать.

Мы решили, что этого тюленя послал Адмирал, чтобы показать место, где ему нравится. Или даже сам явился в облике тюленя. А скала оказалась красивой, удобной, с тригой и огромной щельей пресной воды. Так что, поддавшись чарам тюленя, мы решили тут и встать.

  

На последней лодке приехала и увязавшаяся с девушками Ёлка. Собака тоже не осталась равнодушной к тюленю. Как-никак лайка. Она бросилась за ним в море и поплыла, стремясь поймать добычу. Когда тюлень нырнул, собака ещё долго нарезала круги в море, а девушки на берегу переживали, что беременная женщина слишком долго находится в холодной воде. Ёлка вскоре всё-таки выбралась на берег, совершенно незамёрзшая и почти сухая после отряхивания. После она ещё пару раз кидалась в море - один раз за тюленем, другой - за уткой с выводком утят. Настоящая охотничья собака.

Вообще, глядя на неё, мы уже начали было подумывать, что вода достаточно тёплая, чтобы и нам можно было искупаться. 

  

Но нам было не до купания. Мы пошли по берегу искать самые красивые камни. Поскольку табличку решили установить на скале рядом с тригой, то камни нужно было либо заносить на скалу в обход, либо подавать высоко наверх. Даниле легче всего было поднимать булыганы на такую высоту. Эри прикрутила памятную табличку на треногу, все вместе соорудили каменную кладку. Дара нашла вычурные можжевеловые коряжки и сложила небольшой букетик из росших вокруг цветов. Солнце просто изобразило над знаком нимб. 

  

  

Тем временем мужчины соорудили в камнях небольшой костерок, причём самыми первобытными методами, потому что топора с собой не взяли. Но место-то не простое - и плавника для костра, и хвороста для разжиги, и пресной воды для чая хватало, хотя воду мы набрали в озере и тащили с собой.

Пока кипятилась вода, устроили фотосессию у триги. Вручили Васе переходящий приз. Вдвоём они смотрелись очень гармонично - оба в однотипном камуфляже.

   

Костёр разгорелся, вода вскипела. Накрыли стол. Выпили за Адмирала, чокнулись за Белое море. Закусили блинами и сосисками, разогретыми на костре. Даже котелок кипятили без кострового набора.

 ...посидели-повспоминали...

 

...помечтали, поразлагались, повеселились...

  

Здесь указаны памятные места: 1 - точка в море, где развеяли прах Адмирала, 2 - скала, на которой установили памятную табличку. 

Когда солнце стало опускаться, пошли обратно. Чтобы сократить пеший путь, большинство свернуло к озеру значительно раньше и только трое - Вася, Данила и Таня Б. - вернулись к лодкам. Мы взяли лодки и, подобрав по дороге остальных, вернулись на биостанцию.

Поскольку я гребла на обратном пути, ужин готовили девушки, а мне доверили переходящий приз. Устинка - единственный человек на биостанции, которому разрешалось рвать и собирать на территории всё, что её заинтересовывало. Рябина на Белом море обвальная. Гроздья красных круглых ягод - очень интересная игрушка. Их можно не просто рвать и бросать, но и запихнуть в рот. Это и вкусно, и невкусно одновременно. Устинка клала ягоды в рот и давила первыми зубками. Сначала было вкусно, но в какой-то момент она начинала их выплёвывать. А потом стала подкармливать и меня. Так что к концу мы хорошо сдружились.

 

 

14 сентября 2014 года

Сегодня мы уезжаем. Но до этого ещё предстоит уйма дел.

После завтрака мы все разбрелись в разных направлениях, но за пределами биостанции.

Дара с Устинкой пошли собирать материал для флористики. И Дара сочинила сказку:

Пошла мама с младенцем гулять. Зашла в лесок. Положила ребёночка спать под деревянным идолом, а сама пошла собирать листочки. Листик за листиком, травинка за травинкой, дальше и дальше... Спал ребёночек, спал, а когда проснулся... мама уже пришла, и ничего не случилось. Вот такая сказочка со счастливым концом.

Мы с Эри пошли по дороге, но сразу за границей территории разошлись в разные стороны - она за брусникой, я - за грибами.

Разумеется, грибы бывают разные: есть красивые, а есть съедобные. Все они росли буквально коврами. И хотя у местных козлята-моховички за грибы и не считаются - или я уже повторяюсь? - но я набрала полный универсамовский пакет. Причём чистила прямо на месте и брала только шляпки. Во второй мешок насобирала немного красненьких на сушку. К контрольным двенадцати часам вернулась домой, и мы с Дарой принялись делать заготовки: отварили, отцедили, остудили и получили четыре пакета грибов для заморозки в городе. Едва уложились ко времени.

     

В два часа мы уже с вещами спустились на пристань, где нас ждал "Беломор". Провожающие махали нам, пока мы не скрылись за ближайшим мысом. Остался у пристани "Профессор Кузнецов", который привёз нас сюда. Попрощались и с ним. 

  

Вот уже биостанция осталась за кормой. За нами пенился длинный след. Вот уже миновали и приметный островок на половине дороги... 

  

...миновали мыс, прикрывающий залив с посёлком Чкаловским. След, остававшийся на воде, словно отражался и в небе - такой двойной путь получился. А впереди по курсу уже видно место под названием Бам - остатки причала от старой понтонной переправы - цель нашего пути. 

  

Высадив пассажиров, "Беломор" отошёл от останков деревянной пристани, развернулся и пошёл обратно на Картеш.

 

На площадке у пристани нас уже ждала знакомая нам "буханка", которая довезла нас до поезда. Последний кадр - колокольня в Чупе.

Так завершилось наше последнее путешествие с Адмиралом, последнее путешествие Адмирала. Он навсегда остался на просторах Белого моря. Слава Адмиралу!

А мы... Нам теперь предстоит новая жизнь - без Адмирала.  

 

Основные рубрики:
Хронология -- годы и даты:


Main menu 2

New_story | by Dr. Radut