Jump to Navigation

Дневник «Сегозеро-2001»

29.07.
Сбор на Московском вокзале в обычном месте.
Едут: Женя Рожков с Мишей и Саней, Серега Караваев, Маша Пудикова, Таня Андреева и Таня Берцева.
Провожают: Марголина, Т. Галя, Боря Черномордик с женой (он принес фотографии с первой половины похода); семейство Рожковых провожал Рожков-старший, Машу провожала мама, Серегу – Таня Караваева и друзья, Таню А. – Виктор, Инга с Ильей, Таню Б. – Антон, Алексей и Женя-Сварог. Если кто из провожающих не упомянут, извините, вас было больше, чем отъезжающих.
Поезд подали минут за 20. Загрузились минут за 10. Каждый знал свои вещи, но никто не знал всех вещей. В результате, как потом выяснилось, случайно прихватили лишний предмет – лодку Заморянского (она болталась у Бори в багажнике, и ее прихватили с остальными вещами.).
Места все в разнобой: два верхних в первом купе, по одному верхнему во втором и третьем купе и три боковых в другом конце вагона, из них два нижних. Удалось уговорить молодого человека с бокового верхнего перейти на верхнее в купе, т.о. получилось четыре боковых рядом. Шмотки распихали, где попало, по-прежнему каждый отслеживал только свои. Таня А. До самого отхода поезда переживала, что осталась без продуктов, т.к. Ильи еще не было. В 17.52 примчался взмыленный Илья и с ходу забросил коробку с продуктами в вагон. В 17.53 тронулись.
В вагоне пытались поговорить с проводником, чтобы он организовал нам купе, но он сказал: «Договаривайтесь сами!»
Болтали, Женя пел под гитару, ужинали, в общем, как обычно в поезде.
В Лодейном Поле купили бесподобные пирожки с яблоками и с малиной, из которых сделали второй ужин.
Спать легли часов в девять, т.к. вставать рано.
30.07.
Женя организовал подъем в 6.45. В 7.30 все привели себя в порядок, сдали белье и отождествили вещи (опять-таки каждый свои). Полчаса маялись бездельем, не ожидали, что так быстро соберемся. Женя пытался настроить гитару, ему на помощь пришел проводник. Чуть не прозевали, когда выходить. Поезд приехал вовремя.
Сперва выпустили всех желающих, затем выгрузились сами по красным флажком проводника. Выгрузились довольно быстро и даже ничего не забыли и не потеряли.
Еще в поезде пытались назначить ВРИО Адмирала. Было предложено две кандидатуры: Женя и Таня Б. По праву наследования назначили Таню Б.
По приезде она срезу пошла на разведку и предложила перетащить вещи с путей к дороге на берег. Тут-то, наконец, и пересчитали все места, их оказалось 24.
Стоявший невдалеке синий фургончик вполне подходил для дальнейшего перемещения, но ни хозяина, ни водителя пока еще не было – рабочий день еще не начался.
Таня Б. С Серегой отправились на поиски машины. В течение двух-трех часов они обошли весь центр Сегежи, транс агентство, автотранспортное предприятие и частников. Все готовы были везти в пределах города, но не дальше. После неудачных поисков вернулись к своим и пришли к выводу, что из них двоих и одного Адмирала не получилось.
Таня А. Пошли к вокзалу опрашивать местных. Примерно через час опросов местные дали наводку на Колю Ткачева, который живет за путями в 50 м от водоколонки. Сергей с Машей пошли искать дом этого Коли, нашли и успешно договорились за 600 руб. + плата за 40 л бензина. Коля обещал подъехать через час.
Тем временем владелец синего фургончика предложил отвезти на сперва за 2 тыс., потом за 1,5 тыс., но мы отказались.
Коля подъехал, как и обещал, мы быстренько загрузились. Машина изнутри вся ободранная, но мотор тянет. Фургончик предположительно зеленого цвета. Расположились на своих вещах. Выехали в 12.45. Заехали на заправку (за бензин 280 руб.) и двинулись дальше. Через 15 минут пересекли трассу на Мурманск, до Шалгаваары ехали 2 ч 50 мин, там уточнили дорогу и через полчаса подъехали к мосту, где нас уже давно ждали и встречали (Адмирал в белой рубашке).
PS. Для Гали: каждый из приехавших выдал Ромику подзатыльник за то, что он не соизволил отзвониться.
Быстро сообразили символический перекус, угостили Колю-водителя, выпили за встречу, погрустили о расставании. Загрузили отъезжающих с вещами в машину и помахали им на прощание.
Проводив Ольгу, Женю-полковника, Риту, Олега и Дениса, мы занялись сборкой катамарана и загрузкой байдарок.
Экипажи:
Гера – Пудик – Т-2;
Женя – Саня – Т-3;
Серега – Таня А. – Таня Б. – Т-3;
Адмирал – Ромик – Миша – катамаран.
Затем байдарки отправились в одному Гере известное место. Адмирал и К° должны были догнать нас на катамаране, когда дособерут его. Перед самым выходом налетел шквал ветра с дождем, и солнца как небывало. Так байды и шли то с ветром, то с дождем. Видать отъезжанты прихватили с собой и испепеленку, сопровождавшую их весь маршрут.
Вокруг из воды торчат топляки и остовы деревьев. Вкупе с хмурым небом складывается картина царства Бабы-Яги. Плыть надо очень внимательно, чтобы не напороться на такого подводного, а то и надводного крокодила.
Гера шел впереди всех путеводной звездой, но потом звезда заметалась влево-вправо, словно заблудившись, и, наконец, Гера пошел слева от острова в густые буераки полузатопленных стволов. Он успешно миновал минное поле топляков и рванул за мыс, забыв обо всех. Серега с двумя Танями также вполне успешно пробрался в сложном лабиринте топляков и почти вышел на чистую воду, когда за дождем раздался Женин крик. Женина байда откровенно сидела на колу и на глазах погружалась под воду. Чудом Жене удалось слезть с коряги, он заткнул дыру носком сапога, но вокруг сапога продолжало резво течь, сидели в воде. Сперва Женя решил рвануть к ближайшему голому островку-луде, но понял, что против ветра не успеет догрести. Островной берег, находящийся под ветром, был сплошь загорожен корягами, топляками, корнями и пр. скелетными частями деревьев. Но Жене выбирать не приходилось, т.к. корма его байды уже находилась под водой, и он рванул сквозь эту деревянную гребенку. Серега, находившийся в этой же гребенке, выскочил из байды в воду, подвел свою лодку к торчавшему из воды стволу, за который зацепились женщины, чтобы не снесло ветром на коряги. Потом Серега оставил их там, а сам по грудь в воде пешком потащил женину байду к берегу. Когда Женя в сапогах смог вылезти в воду, стали разгружать лодку. Вынесли Саню и все вещи на берег и прямо на воде перевернули байду и вылили из нее воду, после чего вынесли на берег. После чего Серега переоделся в женины сухие вещи, и издали их стало не различить.
Дождь временно прекратился, ветер поутих, и тогда две Татьяны отцепились от своей коряги, осторожно выгребли на чистую воду и подплыли к острову там, где коряг уже не было. Подъехал Гера, уже отвезший Машу на стоянку, забрал Саню и часть вещей, уплыл к стоянке. Две Татьяны провели свою байдарку вдоль берега пешком поближе к тому месту, где на берегу лежала женина лодка. Сергей с Женей пытались закрыть дыру толстым слоем резины, пенки, распирая их деревяшками, т.к. клеить под дождем не было смысла. Снова вернулся Гера, отвезший Саню к Маше в лагерь, и оставивший девушек вдвоем. Они сумели натянуть тент и спрятать под ним вещи. (Адмирал потом ругался, что узлы на тенте завязаны по-дурацки. Но где он был в это время сам? Катамарана не было ни видно, ни слышно). Так что девушки заслужили похвалу за хозяйственность. Гера забрал Таню А. и половину вещей из жениной байды и увез их в лагерь. Оставшиеся вещи загрузили в целую байду, и Таня Б. повела ее на веревочке вдоль берега. Пустую, слегка заткнутую женину байду мальчики повели следом.
Они дошли до заливчика, так же утыканного корягами, и решили преодолеть его на веслах, т.к. по берегу дороги не было. Таня Б. одна гребла в груженой байде. Серега с Женей вдвоем быстро пересекали залив, надеясь, что не успеют затонуть. Обе лодки успешно добрались до песчаной косы за заливчиком. Для уставших, замерзших героев Женя вскрыл неучтенную вишневочку; троица слегка согрелась, после чего продолжила проводку байд. Лодки довели до следующего каменного мыса, где у берега начиналась глубина. Из-за мыса появился Гера и указал направление на лагерь. Таня Б. снова села в байду, и ее отправили в лагерь. Гера взял драную байдарку на буксир и дотянул ее налегке до стоянки. Серега с Женей дошли до лагеря пешком через лесок. К этому времени с другой стороны острова к лагерю приплыл и катамаран. Катамаранщики утверждали, что долетели до стоянки чуть ли не за 10 мин.
А потом был, естественно, праздничный ужин с гречневой кашей, остатками вишневки и пр. и пр., гитарой и песнями. Наконец, этот длинный день закончился.
Комментарий от Адмирала: встречавшие опасались плохой погоды и хотели выйти к месту встречи накануне, но погода обещала быть хорошей, и они спокойно додневали. Зато на следующее утро встали в 6 часов, завтрак в 8, выход – в 9 часов. Долго искали дорогу; в конце концов, Гера пошел по левому берегу, Адмирал – по правому, а Женя-полковник с Олегом на байдарке поднялись вверх через порог. Так и нашли мост и стали нас ждать.
31.07.
Сегодня дневка. Очень красивая полянка в обрамлении сосен. Песчаный пляж перемежается с галькой. Причудливые заливчики, освещенные солнцем острова на заднем плане.
Обычно про дневку пишут коротко: ели, отдыхали, играли. Наша дневка началась с того, что с самого утра проводилась инвентаризация продуктов. Таня А. и Таня Б. считали консервы, крупы и т.д. Саню назначили ответственной за сладкое. Пудик пересчитывала овощи. Результат: неделя без ужинов, мало соли, нет соды. Не надо возить хлеб-булку из города – она мнется и крошится – лучше покупать на месте. Все-таки придется зайти в деревню за продуктами.
С утра Адмирал с Женей купались.
Серега с Ромиком решили покататься на катамаране, чем и занялись, благо ветер был приличный.
После инвентаризации женщины занялись готовкой обеда: свежие щи, по два бутерброда с салом.
Перед самым обедом возник вопрос: где катамаран? В бинокль разглядели его на дальнем мысу, а рядом дымил костер. Похоже, что у ребят проблемы, решили мы. Наверное, они продрались и не могут вернуться, т.к. ремнабор они с собой не брали. После некоторых сомнений решили сперва пообедать, а потом сплавать к ним. Так и поступили.
Адмирал настаивал, что согласно технике безопасности, следует идти двумя байдарками, тем более что ветер довольно сильный для байдарок. Но Гера, в конце концов, уговорил, что пойдет один. К нему пристроилась Маша. Было решено, что, если понадобится вторая байда, Гера даст отмашку, и Адмирал с Женей поплывут к ним. Гера благополучно добрался до мыса с катамараном, отмашки не дал. Начался дождь, и Берцев ушел в палатку играть в «дурака» с двумя Татьянами. Каждый побывал дураком, после чего дождь кончился. Пошли на берег и с интересом наблюдали за маневрами байдарки, которая шла галсами в направлении соседнего острова. Катамаран тоже шел галсами, но приближался гораздо медленнее байды. Свои галсы Гера с Пудиком объяснили сильным ветром на открытой воде. Наконец, дополз катамаран. Мальчишек накормили обедом, плавно перешедшим в общий ужин.
Ребята рассказали, что попали в такие аэродинамические условия, что пришлось пристать и пережидать ветер. Они развели костер из цельных пней и отгородили его стенкой из камней, т.к. ветер просто сносил костер с места. В ожидании погод они пытались передать нам сообщение, изображая из себя буквы, но мы не поняли и не оценили их балет. К счастью, все закончилось хорошо.
За ужином (рисовая каша) разгорелся спор об искусстве и самовыражении человека. Спровоцирован этот спор был серией зарисовок: Женя, Маша, Адмирал, Ромик, Таня Б., Саня и Миша зарисовали один и тот же пейзаж с одного и того же места (бревна), см. фото (снятое с того же бревна), которое плохо получилось, и Машину фотографию чуть-чуть с другого ракурса.
По предложению Сани решили остров назвать Муравьиным, вар. – остров Больших Наглых Муравьев. Эти твари (большие и наглые) доставали нас нещадно.
Весь день то солнце, то дождь и ветер, ветер, ветер.
За островом буйствует ветер шальной,
Рвет облака на мельчайшие части,
Гоняется в море за быстрой волной,
Думает: в этом лишь смысл и счастье.
Лазурное небо, покой, тишина.
Кроны ажурные сосен душистых.
Свобода движения разрешена
Всем, кто наполнен любовью и жизнью.
Пусть бесится ветер, взрастает волна!
Где-то всегда будет в мире чудесно …
И там, где душа чем-то добрым полна –
Только и может для нас быть место.
1.08.
Дневка продолжается.
На этот раз она ничем не примечательна. Мужчины играли в шахматы, рыбачили (вполне успешно). Женщины и дети (?) играли в карты и гуляли. Таня Б. дошла до того конца острова, где Женя пропорол свою байду, и сделала попытку запечатлеть царство скелетов на фото. По дороге она нашла полотенце Тани А., которое та потеряла во время своей прогулки накануне.
В обед Адмирал всем налил, и почти все после обеда вырубились. Супчик – свежие щи и, как всегда, бутерброды.
Позже Женя сказал, что это хорошо, что день не запомнился, значит — хорошо отдохнули.
В этот день была первая жареная рыба.
Маша набрала ведерко черники, и все ели чернику со сгущенкой – ну, о-о-очень вкусно!
Спать пошли относительно рано, т.к. на завтра обещан ходовой день.
(?) В течение всего похода вопрос о категории детей поднимался неоднократно и вызывал жаркие споры со стороны некоторых представителей команды.
2.08.
Адмирал с Герой встали до восьми часов. Побудка была обещана на восемь, но состоялась в девять. А дальше пошли первые сборы. По неопытности они продлились довольно долго, и вышли на воду только в 11.40.
К этому времени снова поднялся ветер, хотя с утра была тишина. По ветру, иногда с дождиком дошли до второго мыса за 45 мин. Там дожидались катамаран, который шел хорошо, но никак не мог догнать байдарки. Получив инструкции от плывшего на катамаране Адмирала, байдарки снова оставили катамаран далеко позади и пошли искать «кишку».
Дойдя до входа в «кишку», байды пристали к галечному пляжу снова ждать катамаран.
Слева от пляжа в лесу виднелась избушка бабы-яги, которая при ближайшем рассмотрении оказалась одной стенкой. Остальные стены давно завалились внутрь домика и поросли мхом.
На другом конца пляжа Женя нашел малинник с огромным количеством мелкой, но очень сладкой малины.
По середине пляж пересекал впадающий в озеро ручей с сильным течением.
Все разбрелись по пляжу в разные стороны и не сразу заметили, как к нам присоединился заяц. Маленький, серенький, как ему и полагается, он неторопливо пропрыгал по пляжу мимо каждого из нас, чтобы все могли его разглядеть. Пару раз он останавливался в раздумье, куда деваться, и прыгал в сторону очередного зрителя, пока не исчез за малинником.
Тем временем катамаран ушел за остров. Подождав некоторое время, не появится ли он с другой стороны острова, двинулись за ним. Катамаран ждал за островом, в конце которого и устроили обед. Т.к. перекусные мешки оказались в катамаране, а катамаран долго проводили вдоль берега к месту обеда, вода закипела раньше, чем приготовили заправку для супа.
Перед обедом всех в принудиловку заставили объесть чернику на месте стоянки, иначе невозможно было ходить. Народ был доволен такой принудиловкой.
Ромик натянут тент над бревном, т.к. все время грозился дождь.
После обеда Адмирал с Женей на пустой байде пошли искать место для дневки. За ними устремился и Гера. Серега блеснил и вполне успешно. Мишка также поймал окуня. Женщины снова играли в карты. Разведчики вернулись примерно через час. Быстро собрались и пошли на найденную стоянку. Байды Жени и Геры тянули катамаран за веревочку.
Место – длинный каменистый пляж, любимый Берцевым уходящий в озеро мыс, высокий каменный берег. Сосняк беломошник, переходящий в брусничник. Подъем на гору неудобный – крутой. Места для палаток нашли с трудом – сплошные буераки, кочки-ямки, поэтому палатки оказались разбросаны по всему каменному гребню.
Ужин в восемь, праздничный в честь первого ходового дня. Вечером снова гитара и песни.
Говор гитары и стук топора –
Звуки пилы оттеняют мотив.
Шелест листвы, посвист ветра вдали –
Голос походный печально красив.
Шорох волны о прибрежный песок,
Выкрики чаек, летящих куда-то,
Треск от сломавшейся ветки в лесу:
Тембр симфонии сочно-богатый.
В оркестр единый соединились
Музыка ветра и песня волны.
Мелодия леса нас окружает,
И мы подпевать ей вольны.
3.08.
Долгожданная (в течение целого ходового дня) дневка.
Народ спал до…, кто до скольких мог.
Адмирал с утра соорудил свой фирменный стол из бревен. Таня Б. пыталась вернуть белой адмиральской рубашке ее первозданный цвет. Маша рисовала доску для нард, а Ромик вырезал деревянный кубик – получилось произведение деревянного искусства.
Адмирал с Женей снова играли в шахматы. К концу партии Берцев понял, что он играет черными.
После обеда Ромин начал делать деревянный меч. Маша стала учить Саню и Таню Б. играть в нарды.
Пошли первые грибы: один Женя нашел почти в лагере, пару принесла Таня Б., нашедшая их в поисках черники.
!!! Адмирал велел отметить, что за обедом и за ужином на дневке обошлись без спиртного.
Последними ушли спать Маша и Ромик.
4.08.
Дневка продолжается.
Сегодня почти испепеленка, но слишком сильный ветер.
Одними из первых встали Маша и Ромик, хотя вчера легли позже всех.
Перечень дел обычный: шахматы, ягоды, рыбалка, загорание. Ромик продолжал вырезать меч. Таня Б. соткала ему пояс из льна. Играли в нарды. Таня А. и Миша с грустью констатировали, что на карты народ им больше не подбить.
Таня А. ходила гулять и потеряла свои синие штаны. После обеда Маша, Женя и Гера по очереди ходили их искать. Нашла их Таня А. сама уже к вечеру и не очень далеко от лагеря.
Рыбаки привезли богатый улов. Женя и Таня Б. снова добыли несколько грибов, причем Женя нашел первый белый. Таня А. и Таня Б. натолкли по первой порции черники. Ромик доделал два меча и пофехтовал с Серегой. Поняли, что на таких камнях это опасно.
За обедом Адмирал всем поднес по стопарику. Развлекались разговором об идее коммунизма.
После ужина Ромик учил Таню Б. играть на гитаре.
Спать пошли в двенадцать, т.к. назавтра обещан ходовой день.
5.08.
Побудка в девять под шум прибоя и ветра. За завтраком пытался накрапывать дождь. В связи с плохой погодой объявлена полудневка.
После завтрака народ разлагался. Адмирал с Ромиком играли в шахматы. Миша, как всегда, рубил дрова. Серега с Женей чистили роскошных окуней, с утра оказавшихся в сетке. Таня А. ушла в лес до обеда.
Дождик продолжал накрапывать, поэтому после обеда опять никуда не пошли, продолжали разлагаться.
Играли в карты. Гера, наконец-то, вместо того, чтобы подсказывать и комментировать, присоединился к играющим. Под его руководством освоили «макао» (за правильность написания не ручаюсь). Кстати, Маша тоже играла самостоятельно, а не курировала Саню. Под конец поиграли в «верю — не верю». Миша долго не понимал, но в конце наловчился и заявил, что ему все равно, во что играть. Так дожили до ужина.
Ужин был поздний, большинство после него пошли спать, а молодежь осталась у костра. Серега, Ромик, Маша, Саня и Таня Б. до полуночи развлекались логическими играми, шарадами, загадками и задачками. Когда Санины часы робко пропищали полночь, молодежь разошлась по палаткам.
6.08.
И вот долгожданный ходовой день. Небо хмурое. Подъем ранний. Палатки мокрые. Настроение … догадайтесь сами. И все-таки в одиннадцать с копейками вышли.
Ветра нет – катамаран взяли на веревочку (в катамаране Берцевы и Ромик). Точнее, ветер есть, но в лицо и за островами. Да там еще и волна с барашками. Адмирал решил, что обходить мыс с мористой стороны в такую погоду опасно, а посему было решено сделать волок через небольшую перемычку — » 50 м.
Место для разгрузки – галечный пляжик в 5 м шириной между скалами, весь захламленный топляками, в т.ч. в воде. Катамаран разгружали прямо на скалы.
При обследовании волока набрали огромное количество грибов. С другой стороны волока крутой спуск со скал на песчаный пляжик, выход с которого в озеро также весь в топляках.
Гера, как обладатель фартука и вечного двигателя в лице Маши, с дозволения Адмирала не стал разгружаться, а рискнул обогнуть мыс по воде.
Байды перенесли легко, лодку перетащила Таня Б. А потом взялись за катамаран. Четверо мужиков тащили его перебежками по 3-5 м. Лес – довольно частый сосняк лет 50-60, кочки да ямки, коряги да корни. К счастью, деревья достаточно высокие, чтобы мачта в них не путалась. Хотя один раз таки сбили огромный сук, который рухнул между Ромиком и Женей. Отделались легким испугом.
После волока Адмирал дал направление, и байдарки устремились к следующему мыску. Вежливо утихший на время волока дождик возобновил свою нудную деятельность.
Ветер дул точно в лицо. Катамаран долго выходил из бухточки аж двумя галсами и, наконец, вышел. Ветер хороший, паруса выставлены хорошо, ход хороший, только не в том направлении, куда надо. И сигареты закончились.
После пятого галса, все же слегка приблизившего катамаран к заветному пляжу, где ждали байдарки, Гера не выдержал и пошел к катамарану за перекусными мешками. В результате он взял катамаран на веревочку.
Обедали под проливным дождем. Тент натянули почти над костром. Перед обедом для разгона три сковородки жареных грибов. Адмирал выдал от простуды и для «сугреву».
В двухстах метрах правее обеда на том же пляже в глубине леса стояла избушка. После обеда перевели туда байды и катамаран и устроились на ночевку. Гера и Таня А. спали в натопленной избушке, слегка напоминавшей баню. Владельцам очков вход в избушку карался полным запотеванием стекол.
Молодежь опять допоздна играла в «верю – не верю». Совсем ночью самые стойкие полуночники наблюдали спектакль под названием «Ромик сушит ноги».
7.08.
Ранняя побудка – ходовой день. Сборы по мокрому, т.к. опять мелкий дождик.
Катамаран сразу взяли на веревочку. Гера с выходом задержался, т.к. клеился. За мысом увидели моторку на якоре с рыбаками. Они оказались из Москвы, показали огромную пойманную ими рыбину. Гера вскоре догнал, дальше в хорошем темпе шли до зеленой стоянки. На катамаране поставили парус, поэтому байдам было легко грябать. На зеленой стоянке Саня выдала сладкое, которое забыла выдать за завтраком. На горушке изобилие недозрелой брусники.
Отдохнув, пускаемся дальше и снова в хорошем темпе идем до обеда (катамаран под парусом везут все три байды в сцепке).
Обед на симпатичном галечном пляжике. Найдены два гриба, пойманы две или три рыбы. Обед прошел в теплой дружеской атмосфере коллектива, связанного одной веревкой (с катамараном). Дождик на время зеленой стоянки и обеда был временно выключен. После обеда под руководством Жени Маша, Саня, Таня Б. и Ромик кричали в небо. Было здорово.
Обед закончился, дождик продолжился, катамаран снова на веревочке – идем искать старую стоянку. Адмирал по дороге заблудился то ли в карте, то ли в островах. Пару раз байды проводили катамаран между островов сквозь затопленные скелеты деревьев. Пару раз Берцев точно узнавал место старой стоянки, пока его, наконец, не узнал Женя.
Под дождем разгрузились, поставили лагерь, разожгли костер, сварили ужин. Под дождем поели, пошли под тент играть в карты. Под дождем разошлись спать.
!!! Адмирал просил отметить свой прокол – этим утром он вынужден был разводить костер с помощью оргстекла, такое все было мокрое.
8.08.
Дневка. Берцев будил словами: «Через пять минут выйдет солнце». Ура! С утра обещанная испепеленка. Сразу все вывесились на просушку. Три «енота» (Женя, Маша и Таня Б.) у воды устроили постирушку. Купались Берцев, Женя, Миша, Саня, чуть позже Таня Б. и Маша. Маша переплыла на большой камень и послала Женю за своим фотоаппаратом – это был цирк.
К часу солнышки прикрылось тучками. Еще небольшое усилие – и пошел дождик. Срочно сняли белье, которое еще не досохло, и оставили то, которое еще не начало сохнуть. Дождя хватило на час.
И, как обычно на дневке, шахматы, рыбалка (сегодня очень успешная – и сеть, и спиннинги), сбор ягод и карты.
9.08.
«А жизнь продолжается …», то бишь дневка.
И снова все, как на обычной дневке, т.е. ничего.
Правда с утра Ромик решил-таки зашить свои штаны. Причем, естественно, прямо на себе. При этом не только по боковому шву, но и по середке. При этом шил он снаружи, подправляя иголку изнутри через карман, тоже, конечно, драный. Это надо было видеть! Когда под конец Ромик решил изнутри завязать на нитке узелок, и вынимал иголку то из одного кармана, то из другого, тоже драного, равнодушных не осталось. Женя от смеха просто лежал на бревне, рискуя свалиться, остальные тоже не могли уже ничего комментировать и советовать и только захлебывались смехом.
Вечером выпили. Был тост: «За гвоздь дня». Этим гвоздем сегодня стал, конечно, Ромик со своими штанами.
К вечеру поднялся ветер.
За день набрали много-много черники. Рыбаки, как всегда, побаловали рыбкой. Причем одну, самую крупную, Таня А. решила засолить для поезда.
Уже совсем поздно Женя уговорил Адмирала перенести адмиральскую палатку на другое место, т.к. опасался, что от такого сильного ветра стоящая рядом сушина может рухнуть прямо на палатку. Это вызвало недовольство Тани Б., которая, опираясь на свои профессиональные знания, утверждала, что сушина простоит еще десяток лет. Но ей все равно пришлось провести ночь на острых камнях, на которые в темноте перенесли палатку.
10.08.
Общий подъем в девять. К этому времени Берцев, Гера и Таня Б. уже напились кофе и сготовили завтрак.
Ветер довольно сильный, волна приличная, но допустимая. Вышли в одиннадцать.
Адмирал дал направление. Женя с Ромой при посадке в байду не поняли друг друга. Женя сказал: «Я сяду, а ты сразу гребани левым». Ромик услышал только вторую половину фразы и гребанул левым, когда Женя одной ногой уже стоял в байде. Еще мгновение, и с катамарана, который еще только отходил от берега, увидели зеленое брюхо байды, плавающие шмотки и мальчиков по пояс в воде. На катамаране сделали вывод: кто с утра не купается сам, того озеро купает насильно.
Ветер боковой, катамаран сперва шел под одним стакселем, а когда искупавшиеся догнали, поднял грот и не отставал от байдарок. За полтора часа пересекли несколько открытых пространств между островами, час потратили на поиски мыса со старой стоянкой, которую успешно нашли.
Спокойно разгрузились, поставили лагерь, разожгли костер и поставили вариться обед. Спрятались под тент, и грянула гроза.
Адмирал по просьбе Геры назначил заветные четыре часа на сорок минут раньше. Выпили за то, что все прошло так успешно, и нам хорошо.
Кстати, при установке палаток столкнулись с трудностями в виде обилия черники. Предварительно пришлось объедать под каждую палатку площадку.
Вечером, как всегда, шахматы для одних (т.е. двоих) и карты для остальных.
11.08.
Дневка.
Подъем размазанный, завтрак тоже.
В 11.30 три байды: Миша — Ромик, Саня — Маша и Берцевы вышли а Попов порог. Дорога занимает один час. Лодки оставили на пляжике у самой дамбы. Адмирал рискнул никого не оставлять с байдами и всех детей взял с собой в деревню.
По сравнению с данными трехлетней давности в деревне цивилизации прибыло. На полпути к магазину увидели что-то вроде машинного парка. Тут же в вагончике нашли начальника и познакомились с ним – зовут Саша. Один из работяг закурил – у Адмирала и Ромика загорелись глаза и, быстро распрощавшись с местными, рванули в магазин. В магазине только что был привоз, поэтому стояла большая очередь. Пока стояли в очереди, выбирали, что купить. Миша учил, как сказать «рубль семьдесят», чтобы купить сладкие булочки.
Дождь, мелко накрапывавший с утра, усилился, назад вернулись все насквозь мокрые. По дороге распили двухлитровую бутылку «медового крепкого», в т.ч. дети.
Вернулись в три. Обед уже готовился – гороховый суп. К нему достали гренки, найденные в продуктах на предыдущей дневке Мишей, который принял у Сани обязанности ответственного за сладкое.
К обеду добавили пиво, Женин ликерчик и консервированные огурчики. В результате после обеда хоровое пение, причем женин репертуар резко пополнился за счет русских народных.
После обеда стандартный набор – шахматы и ягоды.
Вечерне-ночные посиделки у костра закончились спектаклем «Ромик колет дрова».
12.08.
С утра возникла проблема: не досчитались одной маленькой канистры с черникой. Накануне канистры стояли в воде, вечером Ромик их оттуда достал на берег, т.к. был сильный прибой, но достал только три, как выяснилось уже утром. Ходили по всему берегу, искали – может где прибило. Берцев экспериментировал с другими канистрами – как они ведут себя в прибое: канистра тонет. Тогда Адмирал сел в байду и стал высматривать канистру с воды на дне и нашел. Поиски добровольца нырять закончились на Сереге. Он минут десять нырял в предполагаемом месте в холодной воде на ветру, а Берцев направлял его с берега. В конце концов замерзший Серега сдался, а Берцев успокоился, что канистра где-то рядом, отложил поиски до более спокойной воды.
Под ветром на берегу с другой стороны мыса разложили «пионерский» костер их корней.
Женщины ушли на склон за брусникой. Когда вернулись к обеду, выяснилось, что Серега с помощью Геры и Адмирала выловил-таки утопшую канистру.
Берцев развел на обед «сгущеновку». Выпили за «гвоздь дня», которым, бесспорно, оказался Серега.
А вот вечером не было ни карт, ни шахмат, а был все тот же костер, который развели утром на берегу. Мальчики натащили еще корней и бревен, и костер пылал так, что все сидели вокруг него метрах в двадцати – ближе обжигал. Пели песни и смотрели в огонь. Когда костер ворошили, из него вздымались в черное небо вороха искр. Женя качал лежавшее в костре бревно, но самому ему не было видно производимого им салюта. Тогда проста стали бросать в костер камни, с одобрением отмечая каждый удачный бросок, вызвавший очередной взрыв искр. Примерно в час ночи разошлись спать. Дольше всех у костра оставались Таня Б., Серега и Ромик.
Последний костер, последний вечер,
Последний счастливый миг.
Судьбе отплатить, к сожалению, нечем
За смысл прочитанных книг.
С последним костром надежда сгорела –
Надежда душу согреть.
Мечта – еще раз вернуться в Карелию.
Осталось лишь умереть.
Может быть там, по ту сторону
Душа свободу получит
И будет, подобно черному ворону,
Облетать скалистые кручи.
За той чертой, куда жизнь уходит,
Пусть совсем ничего нет.
Но путь, что туда уводит –
Яркий бессмертный свет.
13.08.
С утра подъем поздний, размазанный, т.к. идти предполагаем часа в четыре. Решили, что лучше и спокойнее будет последнюю ночь провести под деревней. И байды лучше просохнут.
А утро встретило дождиком – мелким, занудно моросящим.
Адмирал с утра успел провести переделку носовой части кокпита у катамарана.
В связи с плохой погодой жизнь текла уныло – за ягодами не пошли, собираться под дождем очень мокро. В результате играли в карты до одури.
Пообедали сырно-пенициллиновым супчиком, после чего дождь стал стихать, появились более высокие просветы в тучах. Адмирал разрешил после обеда часовой передых на переваривание и ожидание окончания дождя. Надежды сбылись – дождь постепенно прекратился. Начались сборы.
Вышли в среднем в 17.30. Сперва вышел катамаран с Адмиралом, Таней Б. и Саней. Ветер был хорош, и к тому времени, когда от берега отошла последняя байда, рыжий парус был уже далеко.
Катамаран пристал в 18.25. Сразу же Таня Б. отправилась с поручением Адмирала в магазин. К ее возвращению вещи в большинстве своем уже были перенесены в лагерь. Моросил дождь. Байды переносили мужики вдвоем, предварительно выливая из них воду. Катамаран несли на плечах четверо.
Адмирал с легкостью (т.е. наоборот) развел костер из мокрых дров. А к ужину закончился дождь, и лагерь стоял.
В лесу на катамаране подняли оба паруса (на просушку).
Пока Таня Б. и посланный ей вдогонку Ромик ходили в магазин, их признал сторож автобазы и заглянул в лагерь. В результате он увез Берцева на своем мотоцикле, который толкали всем миром. С машиной назревала проблема: одна вставала на ремонт, две услали на работу, оставалась одна надежда на самосвал.
Когда Берцев вернулся, он сказал, что ночью еще раз пойдет договариваться к водителю самосвала, т.к. тот должен вернуться домой после двенадцати — часу ночи.
К указанному времени самосвальщик не появился, и сторож предположил, что тот ушел в дополнительный рейс, и обещал передать самосвальщику просьбу Берцева, при этом порекомендовал ему все же прийти с утра на базу, к восьми, когда производится распределение машин.
Еще немного повечеряли у костра и пошли спать.
Прощальный костер на чужом берегу.
Мы завтра уедем отсюда.
Только в памяти свет его сберегу –
Искрящее доброе чудо.
Пламя взмывает в лохматое небо.
Искры костра – последний салют.
И пусть нам не верит, кто с нами не был,
Искры, взлетая в небо, поют.
В молчании слушаем тихую ночь
Под ветер и шорох прибоя.
И временно смерть отступает прочь.
Жаль, нет тебя рядом со мною.
В этот миг, когда очень хочется жить,
Ты где-то в заоблачной дали.
Костер прогорит, и смогу вложить
Себе в руку клинок из стали.
Тяжелым металлом открыть себе грудь,
Только сердце оставить стучать.
Прощальный костер навсегда задуть
И самой навсегда замолчать.
14.08.
С утра дождя нет. Адмирал уже сходил на автобазу и договорился с самосвальщиком, который, сверившись со своими нарядами, сказал, что приедет в четыре – пять часов.
На завтрак – вчерашние разноцветные макароны и овсяная кашка.
Солнце разгулялось вовсю. Катамаран и байды быстро сохли.
Вся молодежь во главе с Таней Б. отправилась на почту звонить. Дозвонились Марку и попросили его известить всех, кого нужно о времени нашего приезда.
К обеду лодки были упакованы, вещи практически собраны.
На обед – свежие щи, в которые пошла тушенка, предварительно намазанная на бутерброды, затем соскобленная с них. На бутерброды затем положили рыбу. В результате и супчик вышел наваристый, и бутеры – сочные.
А нами тем временем обедала мошка. Отдельной тучей она висела над спящим Ромиком, который, как оказалось, всю ночь провел у костра.
После обеда все разбежались из лагеря от мошки. Молодежь пошла смотреть плотину – зрелище весьма впечатляющее. Гера делал портреты, Таня Б. тоже охотилась с фотоаппаратом, но за бабочками.
К пяти часам вещи аккуратными кучками лежали с двух сторон от дороги на нашей поляне. Таня А., Таня Б. и Миша с Саней и Машей играли в карты и волновались за Ромика, который ушел в деревню. Ромик благополучно возвратился к великому облегчению всех.
В шесть часов ожидание было вознаграждено огромным высоченным КАМАЗом. Погрузка прошла за двадцать минут. В кабину посадили Саню, Таню А. и, естественно, Адмирала. Остальные ехали в кузове. Удивительно, но загруженный вещами и нами, кузов оказался не таким уж и большим.
Ехали весело, дорога в целом была довольно хорошая, но изобиловала кочками, камнями и ухабами. В кабине было душно, сильно пахло бензином и немилосердно трясло. В кузове был свежий воздух, красивейшие пейзажи, уплывающая назад дорога и веселый смех и шутки над каждой неровностью дороги.
Ехали ровно 30 минут, и в семь были уже в Уросозере. Адмирал тут же выспросил у первых встречных, где удобнее выгружаться – там и разгрузились за 10 минут. Адмирал с Таней Б. сходили в ж/д контору узнать о поезде. Было обещано, что поезд отходит в 1,13, а когда приходит и сколько стоит – неизвестно.
Т.к. до поезда было шесть часов, занялись благоустройством. Между тополем и электростолбом натянули тент, куда покидали все вещи. Между двумя другими тополями Берцев сделал костровое место. За спиной – стены сруба с пустыми глазницами окон и без крыши.
Насобирали много дров. Тут же рядом колодец, но нет ведра, поэтому пришлось ждать, пока кто-нибудь из местных придет за водой. Ждали недолго. На ужин сварили рис, сделали бутерброды с рыбой и с вареной сгущенкой.
После Женя, Серега, Маша и Таня Б. сходили на маленькое озерцо рядом с деревенькой. До озера три минуты ходьбы, но они пропали на час. Озеро лежало в болотистой низине, вода не шелохнется. Небо со всеми облаками отражалось в темной болотной воде. С берегов начинал сползать туман. Этим зрелищем любовались долго. На наших глазах местный рыбак выловил две приличных рыбины. Потом компания решила, что их могут хватиться, и вернулись на станцию с мокрыми насквозь ногами, водой для мытья посуды и романтическим настроением.
Помыли, собрались, посушились.
Был соблазн ехать на дополнительном 185-ом, но, как оказалось, он весь состоял из одних только купейных вагонов. Поэтому успешно перед этим соблазном устояли.
В половине первого залили костер и пошли ждать на рельсы. Без костра быстро замерзли и грелись, толкая друг друга.
Поезд пришел вовремя, т.е. на погрузку времени осталось более, чем мало. Проводник несколько раз дергал стоп-кран. Он оказался знаком Ромику по предыдущей поездке. Проводник тоже помнил предыдущих наших. В общем, погрузились быстро. Заняли два купе, одно с боковыми местами, т.о. поместились все. Для желающих – перекус остатками бутербродов, и в два часа уже легли спать.
Мы едем в самосвале,
И небо мчится следом.
Ах, если бы вы знали,
Как жаль прощаться с летом.
Деревьям вдоль дороги
За нами не угнаться.
Не будем к лету строги.
Так жаль с ним расставаться.
Промчался отпуск быстро –
Окончился поход,
И самосвал со свистом
Под горочку несет.
Прощайте, лес и ветер,
Озера и дожди.
Еще раз будет лето –
Ты только подожди.
15.08.
Проснулись в среднем около десяти утра.
На завтрак – хлеб с маслом и вареной сгущенкой, для избранных желающих кофе от проводника.
А затем карты, карты, карты.
Одурев от карт, на одной из стоянок печально смотрели в окно. Таня А. грустно произнесла: «К такому веселому поезду, как наш, ничего и не приносят, даже пирожков!» и отложила карты в сторону. «А вот кому пирожки горячие!» — тут же разнеслось по вагону. Громкое раскатистое «О-о-о!!!» в шесть голосов точно указало продавщице – в какое купе идти. Взяли на каждого по пирожку с картошкой и с яблоком. С мясом мужчины брали по желанию. После чего сразу устроили грандиозное чаепитие.
В Лодейном Поле перецепляли паровоз на электровоз. Все вышли погулять (кроме Ромика, который опять спал). После гуляния была вынута из чехла гитара, но пения не получилось. Женя сказал, что ему не хватает открытого пространства для вдоха (или вздоха?).
С самого утра шли дебаты по поводу возвращения. Дело в том, что по расписанию поезд приходит в половине первого ночи, а по факту и позже. При этом он минимум три часа стоит в Пелле. Метро уже закрыто, общественный транспорт – на исходе, а встречающих машин на всех не хватит.
В конце концов послушали совет проводника и, простояв 40 минут в Волховстрое II, выгрузились в Волховстрое I в шесть часов вечера. Поезд подошел прямо к платформе, так что выгружаться было легко.
Гера и Таня А., купив таксофонную карту, дозвонились Ольге на работу и сообщили, что возвращаются на восьмичасовой электричке. Ольга должна известить встречающих.
До отъезда гуляли по вокзалу. Женя купил полкоробки мороженного на всех. Интеллектуально оголодалые прибарахлились кроссвордами.
Электричку подали за полчаса к той же платформе. Загрузились за пять минут (время погрузки сокращается с ростом квалификации и опыта грузчиков). В 20.05 отправились в последний путь.
А в электричке все желающие поработали над приложением к дневнику (см. ниже).
Куда, куда вы удалились,
Походные былые дни?
Вы без остатка растворились,
Смешному облаку сродни.
За горизонт туманной были
Послали мы свою мечту,
Мы хипповали и страдали,
Забыв про быт и суету.
Мы плыли, плавали, плевали
На непогоду и волну.
Мы постоянно точно знали,
Что мы у счастия в плену.
Теперь, прикрыв глаза, под утро
Я вспомню пламенный восход
И переливы перламутра
На бесконечной глади вод.
Адмирал
Blumen im Garten so zwanzig arten
Von Rosen, Tulpen und Narzissen
Leisten sich heute die Feinsten Leute
Dass will ich alles gar nicht wissen.
Mein kleiner gruner Kacktus steht drausen
Am Balkon, holeri-holeri-holero …
Миша
(Не одна ты в Сегеж-озере купалась,
Не одна чернику-ягоду брала,
Не одна в катамаране покаталась,
Не одна ты в самосвале кувыркалась,
Не одна «в последний путь ушла»)
Grelles Wetter ubers Meer
Fahren wir met dem Kajak her.
Wodka trinken ohne Mass
Nur a es war en Riesee Spass
Саня
(При прекраснейшей погодке
Мы плывем по морю в лодке.
Водка пьется без границ,
Пусть порадуется Фриц
Перевод — Женя)
Ура! Мы едем домой!..
В этом походе было все: и переходы с катамараном на веревочке, когда изо всех сил гребешь, упираясь в воду, и долгие ленивые дневки с ежедневно меняющейся погодой, и сборы ягод, и жареные грибы, и жареная рыба, и дождь, и ветер, и солнце …
Этот поход исчерпал себя. Он дал все, что мог дать, а мы взяли все, что могли. Пора, пора домой – в комфорт городских квартир и в дискомфорт суеты, городских дел – скорей, скорей, больше, больше, активней, активней.
С новыми силами, с новыми впечатлениями, с новыми стремлениями снова в бой.
Ура! Мы едем домой!
Пудикова Маша
Рыба, чешуя, кишки,
Клетки шахматной доски,
Водка, рюмки, чай, глоток,
Рисование, натура,
Нет, природа – не культура.
С. Караваев



Main menu 2

New_story | by Dr. Radut