Jump to Navigation

Кто есть кто…

История эта произошла в старейшем вузе Армерии – Высшей академии волшебства. И хотя там собрались сильнейшие маги, колдуны и прочие владеющие волшебством, магического в этой истории совсем нет. Лишь конец её можно считать немножко волшебным…
 Близнецы одновременно шагнули в дверь и упёрлись плечами в косяки, Андрей — в левый, Паша в правый. Или наоборот? Лёля хихикнула, наблюдая, как они, словно по команде, чуть выставили вперёд правое плечо и вместе вошли в кабинет. — Ольга Петровна, — начали они хором и весело заулыбались. — Только говорите по одному, пытаясь придать лицу официальное выражение, попросила Лёля. Серьёзно сказать не получилось, и все трое расхохотались. Наконец, женщине удалось взять себя в руки, — Что у вас? — Ольга Петровна, помогите с расписанием, — начал Андрей. — Пожалуйста, — тут же добавил Павел. Или наоборот? Нет, они не были копиями друг друга, совсем наоборот. При всей внешней похожести близнецы прилагали немало усилий, чтобы различаться. Один всегда ходил в костюме, с галстуком, был аккуратно причёсан и носил маленькую бородку с усиками. Другой был вечно встрёпан, носил очки, надевал толстый свитер и галстуков не признавал, но всегда был чисто выбрит. Несмотря на полную непохожесть близнецов Лёля до сих пор не могла запомнить, кто из них кто, хотя мальчики отучились на факультете уже четыре года, закончив бакалавриат. — Ну-у, ребята, это вам в деканат надо, — пожала Лёля плечиком. — Ольга Петровна, речь идёт о лекции Сергея Семёновича. Он её поставил на вторник первой парой, а дальше у нас стоит только четвёртая. Ну, представляете – окно в две пары?! – объяснил первый. — Сколько времени зря пропадает! – подхватил второй. – А Семён Сергеевич сказал, что надо к Сергею Семёновичу напрямую. Студенты выжидательно уставились на преподавательницу. — Но почему вы ко мне пришли? Я ж у вас в магистратуре ничего не веду. — Ольга Петровна, — доверительно склонился к ней близнец в костюме. – Нам Семён Сергеевич порекомендовал… да и вообще… ну, весь же факультет знает, что Сергей Семёнович только вас в своём кабинете терпит. Вы же можете за нас словечко замолвить? Лёля покраснела. Её всегда смущало лишнее напоминание о таком особом негласном её положении в качестве посредника между сотрудниками и деканом. — Ох! Ну что же Семён Сергеевич сам-то не попросит?.. — Ну, и вроде как вы же у нас куратором были. Дверь в преподавательскую приоткрылась, заглянула Маринка с соседней кафедры. — Лёлечка, ты скоро освободишься? Надо бы поговорить, — заговорщически моргнула она. — Заходи, Мариша. Ладно, ребята, я спрошу, что можно для вас сделать. Близнецы направились к выходу. — В дверях не застревать, косяки не сносить, — крикнула им вслед Лёля. Словно по команде близнецы взмахнули руками, творя маленькое заклинание. Дверной проём плавно расширился, пропуская парочку, и сжался до прежних размеров. — Клоуны! – засмеялась Маринка и тоже взмахнула рукой, накладывая звукоизолирующее заклинание от подслушивания. Действие скорее формальное, потому что развеять такое заклинание мог даже студент первого курса. Так, что-то вроде метки – хотим посекретничать. Когда Маринка заговорила о своей проблеме, Лёля готова была взвыть. У подруги возникла необходимость на несколько дней взять отпуск, чтобы решить какие-то проблемы со своими детьми. И всего-то надо подсунуть декану заявление на подпись, чтобы он не сильно вчитывался. Но в преддверие перевыборов декана, когда каждый голос был на счету, вероятность получить отгул, даже за свой счёт, стремилась к нулю. И если оставить заявление у секретарши, то Семён Сергеевич, скорее всего, принципиально не подпишет. Потом Маринка немножко поругалась на строгие взгляды декана, его жёсткость и требовательность в дисциплинарном плане и чрезмерную пунктуальность. — Женить бы его надо, чтобы подобрел! – закончила подруга гневную тираду. Лёля, давно и безнадёжно в декана влюблённая, лишь вздохнула и снова покраснела. Увы, но Сергей Семёнович среди сотрудников популярностью не пользовался. Его тиранские методы руководства, приказной тон изложения даже самой обычной информации не добавляли любви коллег. Хотя внешне декан был очень представителен, даже красив. Всегда в элегантном костюме, при галстуке, с приглаженными волосами и импозантными бородкой и усиками, но характером отпугивал сотрудников настолько, что весь факультет с нетерпением ожидал срока переизбрания. Открыто против декана выступать боялись, да и особой нужды не было. В крайнем случае, всегда можно было подождать, пока декан не уедет в очередную командировку, тогда все вопросы решал Семён Сергеевич – замдекана и полная его противоположность. Семён Сергеевич всегда доброжелательно всех выслушивал, всегда подписывал любые заявления, решал любые вопросы по учебному процессу и вообще был хорошим человеком, как говорится, свой в доску. Такой «свойскости» способствовала и внешность зама – лёгкая растрёпанность во всём – всегда взлохмаченный, с вечно перекошенными очками, в старом толстом свитере, плохо вязавшемся с безупречной выбритостью и тщательно заутюженным стрелкам на брюках. Но если декан был на месте, а ждать было некогда, или, как у близнецов, разрешить ситуацию мог только сам декан, сотрудники предпочитали обращаться не напрямую, а через Лёлю. Ольга Петровна – молодой доцент, с хорошими перспективами научного роста, сама очень пунктуальная и исполнительная, она была чуть ли не единственным сотрудником, которого декан мог терпеть. В преподавательскую заглянул Семён Сергеевич. — Лёля, зайдите к Сергею Семёновичу, пожалуйста, — замдекана дружески подмигнул. — Лёлечка, вот заявление, — Маринка торопливо пододвинула заявление и также торопливо выскочила из кабинета. Семён Сергеевич галантно распахнул перед ней дверь. — Что, опять с просьбами? – добродушно усмехнулся замдекана. – Надо бы почаще его в командировки отправлять. Что, у Марины опять проблемы с близняшками? — У Марины? Нет, у неё с детьми, — отмахнулась Лёля, проверяя макияж. – С близнецами у меня… — А у вас-то с какими близнецами?! — Ну, с магистрантами нашими, Лебедевыми. Я у них куратором была, вот ко мне и пришли. Не к Марине. — Вы успели меня испугать, — Семён Сергеевич засмеялся. – Уже решил было, что и у вас есть дети. — Что вы, я даже ещё не замужем!— И зря, пора вам уже. Диссертацию защитили, теперь и о себе надо подумать. Вы красивая, умная женщина. Талантливая к тому же. Лёля снова покраснела и направилась к двери, которую Семён Сергеевич снова галантно распахнул, теперь уже перед ней.Лёля прошла по коридору, неторопливо поднялась на второй этаж и снова пошла по коридору. Старинное здание академии имело несколько замысловатую планировку. Иногда, чтобы попасть в аудиторию, расположенную буквально за стенкой, приходилось подниматься на два этажа, проходить до конца коридора, там спускаться на один этаж, возвращаться по ещё одному длинному коридору, в конце которого спускаться ещё на один этаж. Так и кабинеты декана и замдекана находились один над другим, но чтобы добраться с первого этажа к декану, надо было миновать два коридора и преодолеть три лестницы. Понятно, что к декану мало кто торопился, так что такие длинные переходы обычно людей вполне устраивали. И Лёля, пока шла этими запутанными переходами, успела собраться с духом. В приемной секретарша махнула ей рукой, мол, проходи, ждёт. Сжимая папку с Марининым заявлением в похолодевших пальцах, Ольга Петровна вступила в святая святых – кабинет декана. Сердце Лёли ускорилось в ожидании встречи с тем единственным мужчиной, о котором она мечтала и которого безумно боялась. Зачем она могла ему понадобиться? Впрочем, неважно, она готова для него на всё. — Проходите, Ольга Петровна, — Сергей Семёнович даже привстал за столом. – Сразу к делу. Я хотел бы попросить вас об одном одолжении. Вы, разумеется, будете на нашем факультетском собрании по выдвижению кандидатов на должность декана на следующий срок. – Лёля кивнула, не поднимая глаз. — Я знаю, что сотрудники меня недолюбливают и, скорее всего, проголосуют за другую кандидатуру, но решать вопрос будет всё-таки Учёный совет. Не хотелось бы превращать выборы в формальное действо с единственным претендентом. Моя кандидатура будет рассматриваться на Учёном совете, если на факультете за меня будет хотя бы один голос. Поскольку весь факультет знает, что вы пользуетесь определённым моим расположением, да-да, я в курсе, никто не удивится, если вы проголосуете за меня. Это и есть моя просьба. Теперь, если у вас есть какие-то просьбы от сотрудников, я готов их рассмотреть. Итак, что у вас в папке?Ошеломлённая натиском, не смея поднять глаз, Лёля послушно открыла папку и протянула заявление Марины. Сергей Семёнович мельком глянул на бумагу. — Да, я в курсе, что у Марины Анатольевны постоянно с её близнецами проблемы. У нас грядут выборы декана, а она опять просит дни! А кто голосовать будет?! Я вас спрашиваю! Кто?! Лёля вжала голову в плечи и молча смотрела на бородку декана, только чтобы не встречаться с ним сейчас взглядом. Что-то было в этой бородке такое, что привлекало Лёлин взгляд из раза в раз. — Ладно! Подпишу! – И декан махнул ручкой. – Что там у вас ещё?! Дрожащей рукой Лёля спрятала подписанную бумагу. Облизнула пересохшие губы и выдохнула. — Сергей Семёнович, можно ли что-то сделать с расписанием магистров? У них во вторник… — Знаю! Эти лентяи ничего не хотят делать! Я специально так поставил лекцию, чтобы у этих бездельников возникла необходимость чем-то занять свободное время! Или они считают, что магистерскую диссертацию можно написать только по учебникам?! Ольга Петровна, вы же сами защитились, должны понимать, что в основе диссертации должны лежать собственные исследования! Магистрант – это учёный, это исследователь! Как вы вообще позволили себе обратиться ко мне с подобной просьбой?! Лёля поднялась со стула и начала пятиться к двери, оправдательно бормоча: — Да, Сергей Семёнович. Я поняла, Сергей Семёнович. Я им объясню, Сергей Семёнович… — И попрошу с подобными вопросами ко мне не приходить. Если я что-то делаю, то думаю перед этим. Вы, Ольга Петровна, конечно, красивая женщина, но это не означает, что не должны думать! У меня думать должны все! И если вы ещё раз придёте ко мне, предварительно хорошенько не подумав, то мне придётся констатировать, что вы думать не умеете, что вы дура, и тогда я вас уволю! Слышите, уволю! Последние слова декан кричал уже вслед, в коридор, куда едва сдерживая слезы, выскочила Лёля. Расстроенная, она не заметила, как преодолела лабиринты коридоров и лестниц, и чуть не упала на последних ступеньках. В самый последний момент её подхватил под руку Семён Сергеевич, который, конечно, слышал крики разбушевавшегося декана и вышел, чтобы успокоить несчастную жертву. Лёля уткнулась в плечо коллеге и позволила себе всплакнуть. Семён Сергеевич осторожно поглаживал её по плечу, ожидая, пока она придёт в себя. — Не беспокойтесь, Ольга Петровна, не уволит он вас. Уж вас-то точно. Всё будет хорошо. Лёля аккуратно промокнула под глазами и вздохнула: — Ох, Семён Сергеевич. Спасибо за поддержку. Вы такой добрый, душевный человек, что даже удивительно, что я люблю не вас, а… — Лёля покраснела и заспешила к себе. Так начиналась предвыборная неделя, примерно так она и текла дальше. Рано или поздно почти каждый сотрудник побывал в кабинете декана и удостоился личной беседы. Каждый в очередной раз сделал для себя вывод, что не зря к декану почти с самого начала прилипла кличка «Тиран». Да, типичный пример того, как власть портит человека. А когда-то был нормальный – дружелюбный и понимающий, такой же, как и остальные. Единственным плюсом таких жёстких условий правления Сергея Семёновича стал тот факт, что сотрудники факультета, раньше непрестанно ссорившиеся друг с другом то из-за тем, то из-за оборудования, то из-за аудиторий, теперь перестали обращать внимание на какие-то мелкие неудобства и проблемы, стали гораздо дружнее. Понятно, что каждый, побывавший на приёме у декана, получил предложение, аналогичное тому, что и Ольга Петровна. И, разумеется, каждый решился сделать наоборот, потому что терпеть тиранию нынешнего «Тирана» сил уже ни у кого не было. И, разумеется, когда на факультете огласили результаты выдвижения кандидатов на должность декана, оказалось, что кто-то один проголосовал «за» в пользу нынешнего декана. Ещё один бланк оказался недействительным – его испещряли чернильные чёртики, которые при взгляде издали складывались в девичий профиль, очень напоминавший всем… Впрочем, никто Ольге Петровне об этом не сказал, а сама она в испорченный бланк не всматривалась. Итак, благодаря этому единственному голосу, Сергей Семёнович пошёл на Учёный совет не только как профессор, но и как кандидат на должность декана. Вдень заседания Учёного совета пришли почти все сотрудники, даже те, у кого не было ни занятий, ни других причин, требовавших обязательного присутствия. Что поделать, даже магам и волшебниками не чужды человеческие чувства. Ах, да, надо сказать, что голоса свои сотрудники факультета единогласно отдали второму кандидату – Семёну Сергеевичу. А что?! Человек хорошо знаком с учебным процессом, довольно известный маг, и научной деятельностью не брезгует. К тому же коллеги просто любили его за мягкий характер, добродушие, внимание, которое он уделял их нуждам. Старшее же поколение не без усмешки добавляло, что до первого этажа к Семёну Сергеевичу идти ближе, чем до второго – к Сергею Семёновичу. Да и в приёмной нынешнего зама компания могла собраться более многочисленная. Кстати, почти на всех праздниках так и происходило – их отмечали в приёмной Семёна Сергеевича, где мог уместиться почти весь факультет. Когда с Зала заседаний стали спадать магические завесы, обеспечивавшие Учёному совету тишину, безопасность и в определённой степени секретность, утомлённые ожиданием развязки сотрудники стали торопливо стекаться к дверям. Распахнувшиеся створки начали выпускать из зала членов Учёного совета – крупнейших, известнейших магов и волшебников Армерии. Выходивший Семён Сергеевич, ещё более взъерошенный, чем обычно, с ещё больше перекосившимися очками, сразу увидел толпящихся сотрудников, чуть помедлил, потом подошёл и громко объявил: — Господа, дамы, уважаемые коллеги. Благодарю вас за внимание. Сергей Семёнович хотел собрать факультет завтра, но раз уж почти все здесь, то предлагаю вам пройти ко мне в приёмную. Там мы все прекрасно поместимся, да и на второй этаж тащиться не придётся. Так, Лебедевы здесь? Тут же из толпы выскочил… короче, тот, который в свитере, встал рядом с Семёном Сергеевичем.— Вот кто у нас близнецы, — раздался чей-то смешок. – Вы только посмотрите! И действительно, оба лохматые, оба в похожих толстых свитерах и со съехавшими очками. Народ развеселился. — А второй, значит, близнец второму? – вопросил тот же голос.Второй близнец возник рядом с братом на всеобщее обозрение. Смех усилился. И точно! Элегантный костюм, галстук, бородка с усиками. Но ни у кого не возникло желания пригласить Сергея Семёновича встать рядом для сравнения. — Ваша задача – обеспечить всех стульями в моей приёмной, скомандовал Семён Сергеевич. – А я сейчас потороплю нашего декана, — с этими словами зам развернулся и вошёл обратно в Зал заседаний. Через минуту вышел Сергей Семёнович и, довольно улыбаясь, приветственно помахал сотрудникам руками. — Все в приёмную Семёна Сергеевича, — знакомым командным голосом приказал он, после чего направился к лестнице, на ходу гремя ключами. Лёгкое отвращающее заклинание показало всем, что на втором этаже никому делать нечего. Минут через десять весь факультет собрался в приёмной Семёна Сергеевича. Близнецы Лебедевы прилевитировали из соседней аудитории стулья. Семён Сергеевич уже без использования магии притащил несколько сумок с продуктами. Женщины быстро накрыли стол для совещаний. Хотя сотрудники шумели и балагурили, обсуждая предстоящее действо, в приёмной висело напряжённое ожидание. Когда все расселись, зам окинул всех взглядом, удовлетворённо кивнул и официально произнес: — Учёный совет рассмотрел предложенные кандидатуры… Мнение сотрудников, учитывая почти единогласное ваше решение, совет к сведению принял. На следующий срок деканом избран… Сергей Семёнович! Аудитория дружно охнула, а Семён Сергеевич пошёл к двери: — Пойду, приглашу виновника торжества. Он вам всё объяснит, — и замдекана вышел из приёмной, приковав взгляды собравшихся к дверям. Люди заговорили почти одновременно, все об одном. Почему Учёный совет решил именно так? И кто тот единственный, отдавший голос «за» декана и тем самым допустивший его до совета? Ещё один срок терпеть этого тирана?! Логика толпы, разумеется, сразу выделила единственного, кто мог проголосовать «за». Лишь Ольга Петровна, влюблённая, как всем было известно, в Сергея Семёновича, могла положительно откликнуться на его предложение. И толпа вознегодовала! Лёля испуганно смотрела в толпу, поэтому она первая увидела, как бесшумно повернулся в стене, за спинами людей сектор книжного шкафа, и из проёма вышел декан, такой импозантный, обаятельный и с хитрой улыбкой. Он весело подмигнул Ольге Петровне, совсем как Семён Сергеевич, и провозгласил: — Коллеги! – выждал с минуту, когда люди сообразят, что он уже в кабинете. Потом продолжил, — итак, Учёный совет утвердил на новый срок мою кандидатуру. Так что следующие пять лет вы продолжите работать теми же темпами над теми же темами, которые вы себе выбрали. Закрывается лишь одна тема «О влиянии эмпатической магии на взаимоотношения субъектов в социуме». Результат темы – крепкий, сплочённый коллектив нашего факультета, который и являлся объектом эксперимента. Методика старинная – объединение субъектов против отрицательного воздействия. При этом не использовалось никаких других видов магии, кроме эмпатической. Поэтому вы, привыкшие пользоваться всеми удобствами магии в быту и повседневности, ничего и не заметили. Извините, отвлёкся. Главное – в связи с закрытием темы на факультете станет на одного сотрудника меньше. В приёмной стало так тихо, что казалось можно услышать, как потрескивают накопленные в волшебных палочках магические заряды. — Это я, — Лёля встала. – Вы меня предупреждали, что сперва думать надо, но я не подумала… не подумала, что вы это серьёзно. — Да, Ольга Петровна, я предупреждал, что сперва надо думать, а вы опять не думаете! Скажите, пожалуйста, вы до сегодняшнего дня, когда-либо раньше слышали об этой теме? – голос декана начал угрожающе усиливаться. — Нет, Сергей Семёнович, — голос Лёли дрогнул.— И не могли. Этой темой руководил сам ректор, я же был ответственным исполнителем и единственным сотрудником. Приказом ректора тема закрыта, а Сергей Семёнович уволен. На факультете остаётся только один – Семён Сергеевич! С этими словами декан взъерошил волосы, нацепил очки, отлепил бородку с усиками и снял пиджак, оставшись в потянутом буром, всем так хорошо знакомом свитере. — Что же касается вас, Ольга Петровна, — декан подошёл к покрасневшей в очередной раз Лёле. – Знали бы вы, как из-за вас я боялся сорвать тему. Боялся, что не удержусь и всё вам расскажу. Я говорил, что вам пора подумать и о себе? – Лёля кивнула. – Повторюсь – вы красивая, умная, талантливая… Но не это главное. Твою магию! Я сам не знаю, что тут главное. Хотя знаю… Выходите за меня замуж!



Main menu 2

New_story | by Dr. Radut