Jump to Navigation

Идеальный цветок

Занавеска отодвинулась в неурочное время, и Хозяйка поставила на подоконник маленькую колбочку с листочком.
— Вот, дорогие мои, прошу любить и жаловать – ваша новая подружка Сен, — представила Хозяйка маленький листик. – Наша будущая звезда.
Хозяйка исчезла, а цветы загомонили.
— Звезда?! – возмутилась орхидея-фаленопсис. — Какая же это звезда?! Я здесь самый красивый цветок! Я – идеальная! Меня так сама Хозяйка сделала. — Любопытно, — циссус змейкой соскользнул с натянутого для него шнура и свесился почти до самой колбочки, задев цветки орхидеи. – Извини, дорогая, я не нарочно.
— Не нарочно он! Как же! Так я тебе и поверила! – возмутилась орхидея. – Вы все завидуете мне, потому что никто из вас не цветёт.
— Ну и что? – усмехнулся фикус. – Зато мы живые, а ты искусственная.
— Подумаешь, нашли, чем гордиться! Пустые зелёнки! – и фаленопсис гордо дрогнул проволочным стеблем с огромными фиолетово-розовыми цветками.
Листочек погрузился в воду почти до половины листика и испуганно молчал.
Каждое утро Хозяйка подходила к окну и разговаривала с цветами, поливала их, рыхлила землю в каждом горшке, кроме орхидеи. Зачем? Искусственный фаленопсис не нуждался ни в чём и продолжал радовать глаз шикарными яркими цветками в любую погоду, в любое время года.
Неделю спустя Хозяйка подняла колбочку, посмотрела на листочек и обрадовано воскликнула:
— Ах ты, умница моя! Какая же ты молодец! – и она унесла колбочку.
А через короткое время листочек вернулся на подоконник уже в горшочке с землёй.
— Привет! А ты, похоже, тоже настоящая, — обратился к малышке Фикус. – Как я понимаю, ты повзрослела, дала корни?
— Да, — тихо прошелестела Сен. – Извините, что тихо говорю. Я после пересадки ещё не очень уверенно себя чувствую.
— Ничего, — приободрил циссус, — теперь всё пойдёт на лад. Скоро приживёшься. Тебе здесь понравится. Кстати, ты можешь звать меня Цисси.
— А я – фикус Бенджамина, — представился фикус. – Все зовут меня просто Бенджи.
— Хозяйка назвала меня Сен, потому что я сенполия, — представился листочек. – На самом деле я просто фиалка. Хозяйка захотела вырастить меня из черенка.
— А меня Хозяйка всю сделала сама! – гордо заявила орхидея. – Она сделала меня такой, как представляет себе самые красивые цветы. Поэтому я – идеальный цветок! И я не нуждаюсь в уходе, что делает меня ещё более ценным!
— Очень приятно познакомиться.
Поставив малявку на место, орхидея перестала слушать цветочную болтовню и погрузилась в размышления. Почему другие цветы так тепло приняли эту мелкоту, а её красоту не хотят признавать? Её крупные цветки необычного глубокого фиолетового окраса с розовыми отблесками имели идеально правильную форму. Над каждым цветком Хозяйка трудилась целый день: вырезала лепестки из накрахмаленного шёлка, подкрашивала, выглаживала нагретыми на свече металлическими шариками, придавая лепесткам необходимые изгибы, и, наконец, собирала в одно целое. Затем пять распустившихся цветков и три бутона были устроены на один стебель, аккуратно обмотанный шёлковой нитью. Уже в собранном виде соцветие фаленопсиса с интересом наблюдало, как Хозяйка вырезала и выглаживала пять ровных листьев, рисовала на них жилки, собирала их в пучок и прикрепляла к основанию стебля. Концы проволоки, словно корни, устроились в каменистом субстрате горшка, и роскошная орхидея получила свою жизнь.
Никто из комнатных цветов, живших на подоконнике, не мог похвастать такими великолепными цветками. Да они вообще не цвели! Пустые зелёнки!
А вот она… она – самый красивый, самый лучший, самый идеальный цветок! В ней всё так, как должно быть в цветке. Так, как хотелось Хозяйке. И ни жара, ни холод, ни засуха не могли с этой красотой ничего сделать. Искусственному цветку всё это не страшно! Вот такая она замечательная – красавица орхидея!
Прошло несколько месяцев. Цисси и Бенджи охотно болтали с маленькой Сен и с интересом наблюдали, как она по мере сил сперва вырастила небольшую розеточку пушистых листочков, а потом начала потихоньку набирать бутоны.
— Какая же ты у меня умничка! – каждый раз восхищалась Хозяйка, поливая цветы. – Скорее уж зацветай, малышка!
— Посмотрим-посмотрим, — бурчала орхидея. – Такая мелюзга не сможет затмить мою красоту! Живые цветы никогда не бывают идеальными! Вот увидите, это будет мелким блёклым плевком по сравнению с моими цветами.
— Зато они будут живыми, — пыталась возразить фиалка. – Я буду цвести от всей души!
— Это будет замечательно! – поддерживал её фикус.
— У тебя обязательно получится цвести от души, — соглашался циссус и пытался свеситься пониже, чтобы быть ближе к маленькой фиалке.
— Подумаешь, спелись – «от души»… Вот забудут вас полить, и где она, душа ваша? Завелась орхидея. — Форточку не закроют – холодно, от солнца не притенят – сгорите, недопольют – вам плохо, перельют, опять плохо. Вот она, душа ваша! Одни претензии и капризы! Одно слово – живые! Фу!
— Зло и красота несовместимы! – рассердился однажды фикус. – А ты злая!
— Да где тебе понять, если ты бездушная! – поддержал циссус.
— Бенджи, Цисси! – воскликнула маленькая фиалка, — не обижайте её, пожалуйста. Она на самом деле очень красивая. А то, что неживая да без души, так это её несчастье.
Заступничество фиалки показалось фаленопсису оскорбительным. Тряпичные лепестки повело от возмущения, но орхидея выпрямилась с такой силой, что несколько ниточек на стебле лопнули. Не хватало ещё сочувствия от всяких малявок! Да её цветки никогда и десятой части размеров цветка орхидеи не достигнут. И такой глубокий цвет… Хм… Пусть даже от времени лепестки чуть подвыгорели на солнце, но всё равно цвет ещё оставался густым. Как же хочется, чтобы это самое солнце, что приглушило яркость шёлковых лепестков, сожгло листья этим болтунам, что кичатся своим живьём. Пусть они и с душой, но всё равно – пустые зелёнки! Пусть даже эта малявка зацветёт, цветки её будут недолговечны и скоро увянут! А она – орхидея – может сиять своей красотой бесконечно!
И вот наступил день, когда малышка Сен собралась с силами и раскрыла свои первые цветки – ярко-белые, матово-бархатистые махровые глазки с едва заметной жёлтой сердцевинкой.
Увидев небольшой размер цветочков фиалки, орхидея расхохоталась:
— И это всё, на что ты способна?! Мелкие, лохматые, даже не блестящие! Впрочем, что ещё можно ожидать от живого цветка?!
— Не слушай её, Сэн, — вступился Бенджи. – Очень симпатично получилось. Такие очаровательные и чистые, твои цветки, как твоя душа.
— Они светят издали, словно звёздочки в ночном небе. Мне даже издали хорошо видно, — поддержал циссус, которого буквально накануне тщательно прикрепили к новым верёвочным растяжкам вокруг окна, и теперь он не мог, как раньше, с лёгкостью свеситься вниз к фиалке.
— Какая же ты у меня красавица! – воскликнула Хозяйка. – Ты просто прелесть! Всё-таки живые цветы намного лучше даже самых красивых искусственных! Теперь, когда ты начала цвести, этот пылесборник мне больше не нужен! Сен, ты идеальна!
И искусственная орхидея полетела в мусорное ведро.



Main menu 2

New_story | by Dr. Radut