Jump to Navigation

Предпоследняя сессия

Развалины ещё дымились, когда Сёмка выскочил из-за полуразрушенной стены и кинулся к вынесенным монстрам. Как бы скор он ни был, но Глашка недаром прокачивала ловкость, скидывая в эту характеристику всю добываемую экспу. Юркой змеёй Глашка метнулась к ближайшим останкам, крикнув на бегу:
- Фём! Приманиваю, фмотри! – У девочки явно неполадки с микрофоном в скорлупе.

- Гла, пригнись! – заорал неожиданно Ромик, резко направив винтовку прямо на девчонку.
- Ложись! – взвизгнула рядом с Ромкой Леська.
Глашка, как подрубленная, рухнула в щель между раскорёженными бетонными плитами. Отметив, что хитовая полоска у неё по-прежнему зелёная, Ромик точным выстрелом перебил открывшемуся за девчонкой ходунчику ногу. Тут же к упавшему монстру подскочил Сёмка, нанёс добивающий удар по сочленению головы с туловищем. Леся выхватила отвёртку и вскрыла головную крышку ходунчика.
- Есть! Антиграв, — обрадовалась она, изучая изъятую добычу. – На сто кило, да ещё и со стелсом. Собирайте всё!
- Молодец, — выдавил похвалу Сёмка, принимая от Глаши шмот и раскладывая его перед Лесей.
- За ходунчика тебе фраг, — проинформировал подошедший Вадим Семёна, потом обратился к Лесе. – В этот раз успела вовремя.
- Учёная уже, — буркнула в ответ девушка. – Знаю теперь, что вторичные сигналы выносят статы на раз.
- Нам бы не стоило сейчас тут задерживаться, — Ромик вглядывался через оптику своей винтовки в конкретную точку. – Там, похоже, босс с нехилой гвардией. Пока далеко ещё, нас не видит. С таким количеством шмота лучше двигать к нычке. Я бы вообще половину оставил, чтобы идти легче было.
- Мы и разобрать-то толком не успели, а ты бросать уже хочешь, — возмутилась Леся. – У нас же антиграв есть теперь. Давайте плащи! Крутим из них мешок, чтобы всё поместилось, цепляем к нему антиграв. Нести не сложнее воздушного шарика – пусть парит, точно ни за что в этих бетонных торосах не зацепится.
- Во мишень!
- Ром, ты не уфлышал? Лефя фкавала, что антиграв фо фтеллфом. Никто не увидит.
Пока Семён помогал Лесе укладывать добытое барахло, а Ромик с Глашей осматривали окрестности, чтобы группа не стала жертвой неожиданного нападения, Вадим в который раз изучал своих подопечных.
До конца трёхмесячной воспитательно-игровой сессии оставалась неделя, а группа только сегодня первый раз получила баллы за групповые действия. Социальную адаптацию в этот раз можно считать проваленной. Принцип Вадима – не вмешиваться в групповую инициативу – в этот раз не сработал. Придётся дальше работать в открытую, если он хочет хоть одного из подростков протолкнуть в последнюю сессию.

Вадим вышёл в предскорлупник – так окрестили заключённые маленькую комнатку перед залом с игровыми капсулами-«скорлупой». Четвёрка его подопечных разместилась с двух сторон от длинного стола, в торец которого психолог и сел, словно во главу собрания. Он до сих пор не решил, с чего начнёт разбор сегодняшнего рейда, потому долго молчал.
- Что? Всё так плохо? – не выдержал Семён. Как самый страший – ему уже сравнялось восемнадцать – он позволял себе больше свободы, чем младшие заключённые.
Леся успокаивающе положила ему руку на плечо, парень накрыл её кисть ладонью, и выражение на его хищном лице с заострёнными чертами сменилось с жёстко застывшей маски равнодушия на улыбку, предназначавшуюся девушке. В глубине души Вадим по-хорошему завидовал их искренней влюблённости, хоть и понимал, что будущего у таких отношений нет и быть не могло. Женская и мужская части колонии – всё равно, что разные континенты. Только для эксперимента по игровой социальной адаптации разрешили смешанные кланы и гильдии.
- Не знаю, — неожиданно для себя признался Вадим.
- Что ты не знаешь? – это Леся.
- Не знаю, что у нас хорошо, а что плохо. Хорошо то, что сегодня вы получили большие пойнты за групповое поведение. А то шлялась толпа одиночек, а не группа. Плохо, что фактически это первые групповые баллы за всю сессию, а сессия через неделю заканчивается.
- Зато у нас личные статы выше всех в третьей сессии, — попытался утвердиться Ромик. – Глашка, даром что малявка, как в жизни всех обчищала виртуозно, так и здесь ловкость прокачала запредельную. Леська – лучший крафтер и трейдер с системой торговых точек от детской площадки до фронтира. Сёмка – по защите почти танк, по силе в одиночку на босса ходить может, круче всех в ближнем бою. Лучше меня стрелка не сыскать. Мы самая крутая команда за всё время этого эксперимента!
- Роман, — вздохнул психолог, — группа – это те, кто действуют все вместе, а не каждый сам за себя. Смотри, Глаша подманила для тебя ходунчика, при этом фактически спасла Семёна, потому что он монстра не заметил. Ты предупредил Глашу и вынес железяку, при этом грамотно лишил её способности к передвижению, не разбив головной контейнер. Семён тоже очень чисто ходунчика добил, опять же не повредив контейнер. Наконец, Леся быстро сориентировалась и успела вскрыть головной контейнер до того, как вторичные сигналы начали выжигать микросхемы. Это отличная командная работа. Выглядело так, словно вы заранее сговорились, как будете монстра валить.
- Я хотел вапшотнуть его, вынести с первого же выстрела! – признался Ромик. – Леська под руку завопила, поэтому я только в сустав попал.
- Если бы Леся не крикнула, я бы ходунчика вообще не заметил, — кивнул Семён.
- Глаша, умница, — похвалила Леська. – Задержись на миг, я бы не сообразила, что это ходунчик, а так успела нужную отвёртку достать.
- Не о том думаете сейчас, — прервал Вадим. – Иду в открытую, хотя никогда так не делал. Кто попадает за фронтир, фактически считай, что выходит на досрочное освобождение. Вы же помните, как вас отбирали для нашего эксперимента? Хорошие оценки за поведение, по учёбе, по работе, психологические характеристики, в том числе степень осознания совершённого вами преступления.
Семён хмыкнул. После детской колонии ему грозило досиживание уже со взрослыми, если бы не эксперимент.
- Ценю твою откровенность, Вадим, — усмехнулся парень. – Но если ты хороший психолог, то должен понимать, что я…
- Что ты в таком возрасте прекрасно способен подстроиться под требования, если у тебя есть цель на воле, — закончил за него Вадим. – Я тоже не понял сначала, как ты вообще оказался среди отобранных.
- Мы – избранные! – полоска ироничного пафоса у Семёна в игре показывала бы стопроцентное заполнение.
- Я мог сразу от тебя отказаться, — кивнул психолог, — но раз я решил играть открыто, то буду открыт до конца. Если у тебя есть цель, ради которой ты оказался способен столько времени играть в пай-мальчика…
- Готов! Есть! А вот есть ли у нас шанс? Давай, ты обещал быть откровенным до конца.
- Есть. – Вадим понимал, что идёт по пути других психологов, изменяя своему принципу невмешательства, но понимал, что это последняя возможность вытащить в конце сессии хоть одного-двух. – Добываем за оставшуюся неделю не банальный трейдовый шмот, а серьёзную добычу, причём конкретную. Нам нужны пропуска за фронтир. Их можно добыть только из боссов от десятого уровня у радиационного пояса. И добыть их можно, используя групповые атаки, а для этого нужна групповая экспа и никого нельзя терять. Больше ничего умного сказать не могу.
- Ясно. Мне всё ясно, — Семён окинул остальных подростков оценивающим взглядом. – Завтра начинаем рейд в локацию перед радиационным поясом – будем тренировать ассист и прокачивать групповой стат. Всем понятно?
- Так точно, шеф! – отрапортовал Ромик.
Глашка энергично тряхнула тёмными кудряшками в знак согласия. Леся просто улыбнулась Семёну. Вадим едва сдержал вздох, глядя на ребят.
- Тогда – по комнатам и спать. Завтра после обеда продолжаем, — он заставил себя нажать кнопку вызова охраны.

Похоже, что Семён решил взять на себя роль лидера группы. Вадим в этом не сомневался. В конце концов, парню эта роль была хорошо знакома ещё со времён, когда он руководил районной бандой. В районе банда гнобила всех, кто слабее, а слабее были практически все, кроме тех, кто входил в банду его отца. Стремясь доказать свою силу, Семён перестарался: один из избитых им мальчишек умер от нанесённых травм. Так Семён попал в эту колонию. Его подростковая жестокость начала было сказываться и тут, но потом что-то случилось, и бывший бандит превратился в одного из самых дисциплинированных и старательных заключённых.
Только в третьей сессии Вадим понял причину – русоволосая, синеглазая, вечно печальная Леся. Девушка чуть не покончила с собой после убийства младшего брата. Убийства, которое совершила она. Убить потом и себя ей не дали. После курса лечения у психиатра девушку направили досиживать оставшийся срок в колонию. Она методично выполняла всё, что полагается, изредка проявляя инициативу, когда требовалась помощь младшим заключённым. Как среди её друзей в игре и в реале появился Семён, почему она взяла его под своё покровительство, никто толком не понял, как никто не заметил, когда это произошло.
Сейчас Семён быстрым шагом продвигался в направлении одной из локаций, в которой можно было быстро прокачаться как игроку-одиночке, так и группе. По пути он распределял роли.
- Ромик, бери к своей оптике мою снайперку. Ты лучший стрелок в третьей сессии. Затачивай умение дальнего боя, по мере возможности бафь меткость. Все слоты забивай патронами. Вперёд лезешь только в одном случае…
- Если монстры нападут сзади.
- Молодец, просёк, — Семён подождал, когда Ромка отстанет, пропуская вперёд Глашу. – Из тебя получился бы отличный вор. Встреть я тебя в реале до этой херни, обязательно взял бы в свою команду.
- Я не вор! – Девочка протестующе тряхнула кудряшками. – Знаешь, мне хватило и по жизни воровать. Больше не хочу!
- Тебя никто и не заставляет, — в голосе парня зазвучали просительные нотки. – Ты не против, если я попрошу тебя прокачиваться под разведку и на выманивание монстров? Ловкость у тебя и так зашкаливает. Будем дальше прокачивать тебе скорость и защиту. Все очки на стеллс будут твои.
Девочка несколько шагов шла молча, словно обдумывая предложение, но Вадим знал, что она согласится. Глаша очень нуждалась в общении. Семён правильно поступил, что не стал приказывать, а попросил и похвалил. Всё-таки лидер он от природы, легко находит подход к любому.
- А у меня оружие будет? – наконец прервала паузу Глаша.
- Мы раздобудем тебе что-нибудь лёгкое, — тут же пообещал Семён. – Согласись, что эмку или снайперку просто тяжело будет таскать. Но оружие тебе в любом случае необходимо.
- Договорились, — кивнула девочка и стремительно скользнула вперёд, чтобы тут же начать изучать дорогу, по которой предстояло идти остальным.
- А сам танком пойдёшь? – тихо спросила Леся, когда Сеня оказался рядом с ней. – Мне только и осталось, что заниматься сбором и транспортировкой барахла.
- Все мы ничто, если ты не обеспечишь нас своевременно боеприпасами. И ещё у тебя есть гранатомёт, так что я на тебя очень надеюсь.
На краткий миг эти двое замерли, держась за руки. В этот самый миг для них никого больше не существовало.
Миг прервал крик Глаши:
- Мобостая! Восемь микрашек шестого уровня! Агрессивность низкая, по сто шесть хитов. Просто трэш, не босс с приспешниками.
- Гла, беги вокруг нас по кругу, пока сможешь! — тут же ожил Семён. – Лесь, держись за мной и пали гранатами, спускай весь запас. Не целься. Ромик, ты добиваешь.
Вадим сначала не понял, почему Леся на несколько секунд замешкалась с оружием, но потом готов был аплодировать её выдумке: девушка прицепила к гранатомёту найденный вчера антиграв, и теперь ей достаточно было лишь чуть поворачивать его для прицеливания и зарядки. С первого же залпа хит-полоски у всех восьми микрашек срезались чуть не на четверть.
- Ромка, экономь! – крикнула Леся, торопливо перезаряжая гранатомёт. – Трэш вмиг вынесем.
Второй выстрел, третий – полоски всех микрашек уже помаргивали красным.
- Больше не могу! Бегу к вам! – Глашка направилась прямо на товарищей.
Леся тотчас опустила оружие и обернулась к Ромику. Тот уже пристроился за спиной Сёмки и прицельно бил из оптической винтовки, оперев его на плечо ведущего. Семён перезаряжал эмку. Леся отложила гранатомёт и достала патроны, подала другу. Тот уже передал снайперку Ромику и теперь перезаряжал свою эмку.
- Гла, лево! – заорал Ромка.
Девчонка метнулась влево, и Ромка вынес ближнего за ней монстра.
- Ещё лево!
Ещё одна полоска хитов погасла.
- Вправо!.. Лево!.. Право!..
Когда запыхавшаяся Глашка пролетела мимо Семёна, Ромик отступил назад, освобождая пространство для ближнего боя. Три удара Семёна, и последние микрашки рухнули на землю.
Собрали выпавшую добычу – ничего ценного: в основном монеты и еда. Замешкались, решая, что делать с Глашей, которая сильно устала. Девочка отказалась от предложенного Вадимом стимулятора, поскольку его следовало экономить. Леся предложила временно заменить Глашу в разведке, а та должна была вести гранатомёт на антиграве. Семён не возражал, понимая – всем выгоднее, если к следующей стычке полоска сил у всех будет полная.
Указунчика первым увидел Вадим. Хотел скомандовать, но пересилил рефлекс и окликнул Семёна, указав на монстра.
- Прячься! – скомандовал парень.
Все дружно рухнули на землю, кто где был, затем начали расползаться по мелким прикрытиям. Повезло: монстр смотрел в другую сторону и не заметил их. Как самый прокачанный спец по дальнему бою, руководство принял Ромик. Сначала он взял снайперку. За шесть выстрелов снял с указунчика девяносто пойнтов из пятисот. Затем вместе с Сенькой они открыли почти непрерывный огонь из оптики и эмки. За это время указунчик уже определился с направлением и бодро чесал в их сторону, время от времени позыркивая лазерным глазом, снимавшим за одно попадание до десяти пойнтов. Когда расстояние достаточно сократилось, Леська добавила к бою гранатомёт. Глашке же Ромик разрешил стрелять из снайперки.
К концу боя Глашина сила полностью восстановилась, а вот Ромку один из лазерных взглядов указунчика полоснул по ноге. Полоска здоровья вспыхнула оранжевым, но размер не уменьшила – значит, просто больно, но функции не нарушены.
Монстр не дошёл до них метров тридцать, когда у него кончились хиты. Леська тут же вызватила из общего шмотовника сумку с инструментами и помчалась вскрывать указунчика. Глашка начала обшаривать его слоты.
Над головами игроков вспыхнула надпись, извещающая, что они апнули третий групповой уровень. Второй они до этого прокачивали два месяца из трёх.
- Какой уровень, столько пропусков можно добыть, — прокомментировал известие Вадим.
- У нас ещё есть время – целая неделя, — топнул Семён. – Вот что мешало тебе сказать нам обо всём раньше?
- Ещё при переходе на новую сессию вам было сказано, что все чётные сессии групповые, — парировал психолог. – Только вы все тут индивидуалисты у меня собрались. Вроде вместе, но каждый сам за себя. Всё ждал, когда до вас дойдёт. Лучше уж поздно, чем никогда.
- Смотрите! – прервала Леся. – У него неповреждённый сканер местности с картами. Боезапасы восстановили вдвое против начального количества. А что во внешних слотах, Гла?
- Радиометр и какой-то чип, — девочка протянула ладошку, чтобы все посмотрели.- И мешок золота. Я ещё не пересчитала, но похоже, что там все золотые. Круто нам повезло!
- Да, Глаша, вам очень круто повезло, — Вадим аккуратно взял микросхему кончиками пальцев. – Знаете, что это такое? Это пропуск и есть.
- Значит, с первеньким нас! – Семён отсалютовал группе только что заряженной эмкой. – Нам осталось всего три. И у нас впереди неделя.

В предскорлупнике Глаша сияла от радости и гордости: ещё бы – первый пропуск нашла она. Особо ценным девочка считала тот факт, что она не украла, а честно нашла. Да, её посадили в колонию за воровство, но никто не знал, что сама она ничего в тот раз не украла. Просто её попросили взять всю вину на себя. В противном случае пригрозили убить. После суда к ней на свидание пришёл незнакомец и показал оформленную на её имя сберкнижку с огромной по мнению девочки суммой.
Семён долго подсчитывал в блокноте экспу, потом показал лист Вадиму. Психолог лишь бросил взгляд, сказав:
- Ты главный, тебе решать.
- Но… – вдруг засомневался Семён.
- Помнишь, я говорил, что мой принцип – невмешательство. В моих группах ребята всегда сами распределяли очки после рейда. То, что я вам чуть больше рассказал, не отменяет самостоятельности в этом вопросе. Хочешь – решай сам, хочешь – обсуждай, но не со мной, а со всеми.
- А мы можем личную экспу скинуть в группу? – вдруг подала голос Глаша.
- Ты гений! – поддержала её Леся.
- А так можно? – повторил за Семёном Ромик.
- Можно, — успокоил подопечных Вадим, внутренне радуясь, что ребята, возможно, ещё действительно могут успеть.

Следующие два дня группа перемещалась вдоль радиационного кольца у самого фронтира, выбивая монстров и накапливая групповую экспу. Тактика увенчалась успехом – до четвёртого уровня теперь оставалось меньше четверти необходимого опыта. За это время успели почти вдвое прокачать защиту для Глаши и поднять ей стеллс втрое. Ромик повысил класс тактики боя на расстоянии и стал теперь ещё и самым прокачанным в третьей сесии спецом по дальнему бою. Успели дойти и до одного из Лесиных магазинов. Пока девушка выставляла шмот на продажу, отдохнули, полностью восстановив все характеристики.
На третий день Семён, поизучав добытые с указунчика карты, решил идти в одну из северных игровых зон, где можно было встретить высокоуровневых монстров. Групповые статы уже позволяли всем вместе справляться с необходимым десятым уровнем.

Глашка как всегда шарилась где-то впереди, хотя со сканером такой необходимости не было. Несколько раз Семён собирался призвать девочку просто идти рядом, но каждый раз сам себя обрывал – пусть бегает. Ей это вроде нравится. И потом, при таком свободном поиске она могла обнаружить обронённый другими шмот или напасть на добычу, выпавшую при естественной смерти монстра. Он оказался прав.
- Сюда! – завопила вдруг Глашка. – Сюда!
Все рванули на голос. Девочка стояла у вздыбленной бетонной плиты и указывала в воронку, из которой торчали железные штыри и скорёженные огнём листы армейского сайдинга. Вокруг девочки валялось с десяток монстров, у самой плиты распластался босс, какого они ещё ни разу не видели.
- Пятнадцатый уровень, — подсказал Вадим.
- Круто! Сколько у него всего должно оказаться! – Леся сбросила шмот Семёну, подбежала к Глаше и тоже замерла.
- Что там? – Ромик сгрузил оружие рядом с остальным шмотом.
- Там… – девушка поднесла руку к губам и не сразу смогла произнести. – Вайп… Вся группа погибла…
За бетонной плитой лежали четыре игрока с пустыми полосками жизней. Леся первая пришла в себя, подбежала к одному из тел, присела над ним и приложила тонкие пальцы к шее неудачника.
- Зачем, — удвилась Глаша.
- А вдруг ему ещё можно помочь?
- Леся, это игра, — Семён приобнял девушку за плечи, поднимая её от убитого. – Здесь достаточно глянуть на полоску жизни. Ребята, Вадим сказал, что этот босс был пятнадцатого уровня. Предлагаю мародёрство. Они потом всё равно начнут сессию с нуля, с теми статами, которые в третьей заработали.
Работали молча. Именно работали. Не было ни азарта боя, ни удовлетворения от выигранной схватки. Просто нужно было собрать всё ценное. Вадим с удовлетворением сделал пометку для отчёта, что ни одному из подопечных факт мародёрства удовольствия не доставил.
- Понятно, почему они рискнули, — нарушил молчание Ромик и показал вытащенное из-под одного тела оружие. – С таким вооружением и на двадцатый уровень не страшно охотиться. Почти имба.
- А вот и ещё один пропуск, — показал микросхемку Семён и отдал её Вадиму. – Осталось найти всего два, но всего за три дня.

На следующий день ребята вынесли четырёх боссов, бессчётное множество мелких монстров, набрали кучу шмота, но не нашли ни одного пропуска. Пора уже было выходить из игры, когда Леся заметила вдали, среди пустоглазых остовов домов, танк. Нет, не прокачанного игрока, а настоящий танк. Огромный железный монстр пёр по улице, сметая любые препятствия на своём пути. Гусеницы, словно гигантские ненасытные челюсти, вхлам перемалывали всё, что под них попадало.
- Фиге се хреновина! — выдохнула Глашка. – Хорошо, что далеко и нас не видит.
- Вадим, — позвал Семён, — это какой же уровень?
- Двадцать первый. Любого из вас вынесет с первого выстрела, если попадёт, конечно.
- Ну-у, так в нас ещё попасть надо, — это Ромик. – Он, небось, бьёт без прицела, только перед собой. Так что главное – не соваться на линию огня. Но вот сколько в нём НПСов? И какая защита?
- Ты что, думаешь, мы можем его завалить? – Семён задумался.
- Можем, — пойнты уверенности в голосе Леси зашкаливали. – Мы же группа! Давай ломанём в подвалы, наберём всякой взрывчатки, устроим засаду. Глашка его заманит в ловушку. Вадим, так сколько там НПСов?
- Четыре босса. Обычно четырнадцатого-восемнадцатого уровней.
- Как наш возраст, — рассмеялась Глаша. – А мы ведь сможем!
- Сможем? – Семён обвёл взглядом свою команду. – Неужели на четырёх боссов такого уровня мы не найдём пару пропусков?
- Сможем, — ответил стройный хор голосов. – Найдём!
- И тогда я всё-таки смогу вернуться к бабушке, — вдруг сказал Ромик.
- У тебя есть бабушка? – Глаза Глаши подозрительно заблестели.
- У меня только бабушка теперь и осталась. Я ж здесь за то, что отца убил. Когда на эксперимент нас отбирали, думал, что не возьмут. Потому что не раскаиваюсь. Я бы его снова убил… и снова…
- Ро-ом, — Глашка пересела к мальчику и обняла его за плечи. – Ты уже рассказывал. Не вспоминай больше. Ты правильно сделал. Это ж невозможно, жить с человеком, который убил твою мать. Ты думай о том, что у тебя ещё есть бабушка, которая тебя… любит и ждёт.
- Да, я только тем и живу.
Вадим смотрел на Ромку с Глашей и думал, что только ещё одной влюблённой пары ему сейчас не хватало. Нет, пронесло: девочка отодвинулась и посмотрела в направлении танка. Махина уже почти скрылась за углом разбомблённой девятиэтажки.
- Тогда надо очень тщательно подготовиться. – В голове Семёна уже зрел план. – Леся права, его только через ловушку можно уничтожить. Я отмечу его на сканере, а завтра будем следить за его перемещениями и обчищать все подвалы. Заодно поищем место, куда его можно было бы заманить. А потом…
- Время выходить из игры, — прервал Вадим, с сожалением глядя на таймер.

Решение далось нелегко, но подростки его приняли. Вадим поймал себя на том, что переживает за ребят слишком сильно. Весь предпоследний день они лазали по подвалам, выгребая оттуда взрывчатку. Разработчики игры скорее всего специально позаботились о том, чтобы на ловушку ушло много времени. У группы Вадима этого времени практически не осталось: шесть часов игрового времени, чтобы добыть два оставшихся пропуска. Психолог не сдержался и выпросил у начальства небольшой запас времени.
- Моя вина, — горячился Вадим в кабинете руководителя эксперимента. – Хотел свою методику проверить. Гордый слишком, чужой опыт не принимал, а он не на пустом месте родился. Надо было с первого дня по-другому с группой работать.
- Два часа.
- Сколько?! Да что ж можно успеть за два часа?
- Они у тебя за последние шесть дней сделали столько, сколько другие группы за всю сессию делают. Как в сказках, даю время до полуночи. В полночь питание капсул вырубят, в каком бы состоянии твои подопечные ни находились.
- Ужин?
- На ваше усмотрение. Я так понимаю, что осуждённые в данной ситуации предпочтут обойтись без него. Сухпаёк будет ждать на тумбочках.
- Значит, у нас есть в запасе пять с половиной часов… Спасибо! – окрылённый Вадим буквально влетел в игровой комплекс.

Первым делом Семён включил сканер, отыскивая танк. Монстр двигался по тому же маршруту, что и накануне. Это радовало. Ребята бегом двинулись к намеченному для ловушки месту и принялись закладывать взрывчатку. Леся носила пакеты мальчикам, они укладывали их в кладки, тянули шнуры.
Глаша последний раз изучала дорогу, по которой будет заманивать монстра в заминированный тупик. Перед самой ловушкой она заметила глубокую узкую щель вдоль полуразрушенной стены. Если бы Вадим увидел в тот момент выражение лица девочки, то однозначно понял бы, что она что-то замыслила, но психолог не увидел.
Когда подготовка взрыв-кармана, как ребята его назвали, завершилась, до появления монстра ещё оставалось около часа. В ожидании подростки решили поохотиться на мелких монстров, а Глашу оставили отдыхать, чтобы набралась сил перед заманиванием.
Довольно быстро Ромик подстрелил шедших парой консервок, и вместе с Сёмкой и Лесей отправился подобрать добычу.
- Не может быть! – Леся крепко зажала в пальцах микросхемку. – В монстре всего четвёртого уровня?
- Это подарок судьбы, — пожал плечами Вадим, принимая находку, а про себя даже порадовался, что с таким трудом выпрошенное дополнительное время может и не понадобиться.
Обрадованные охотники поторопились обратно, чтобы рассказать радостную новость Глашке. Когда они вернулись к месту сбора, девочки там не оказалось. Монстр на скане приближался.
- Я тоже могу приманивать, если что. — Леся тронула Семёна за рукав. Он помал руку девушки и крепко сжал в ладонях.
- Гла-а!!! – крикнул Ромик.
- Здесь я, — почти сразу отозвалась девочка. – Просто отошла по делам. Не в лагере же… Я готова выдвигаться.
- Давай, — хлопнул её по плечу Семён.
Маленькая фигурка ловко метнулась между развалин и исчезла из виду. Остальные залегли так, чтобы их не было заметно. Полностью заряженные винтовки, гранатомёты и автоматы были разложены в окружающих ловушку мелких укрытиях, между которыми ребята могли быстро перемещаться.
Когда вдали послышался гусеничный скрежет, Ромик улёгся поудобнее и прильнул к видоискателю оптической винтовки. Рядом лежала верная снайперка.
За соседними плитами прицеливался из своей эмки Сенька, время от времени опуская руку к двум автоматам, словно они могли неожиданно исчезнуть.
Леся раскладывала припас для гранатомёта, чтобы можно было быстро перезаряжать.
Всё рассчитали таким образом, чтобы ловушка с танком взорвалась, когда защита у него упадёт уже хотя бы на треть.
Показалась бегущая Глаша. Ей приходилось огибать кучи мусора, но так и было задумано. Кучи сложили небольшие, чтобы их легко было преодолевать. Основная задача этих куч – позволить заманивающему маневрировать по заранее заданной траектории. Каждый раз, когда Глашка сворачивала к очередному препятствию, Ромик прицельно бил в щели танка.
Перед последней кучей Глашка вдруг сдернула с пояса мешок и потрясла им, чтобы привлечь внимание, бросила на последнюю кучу и метнулась в заранее найденную щель.
Словно по наитию Семён тщательно прицелился и, когда гусеница танка почти наехала на мешок, выстрелил по нему. Взрыв разорвал гусеницу, ехавший на приличной скорости танк развернуло и боком внесло в ловушку. Леся выпустила заряд из гранатомёта, активируя ловушку. Загремели взрывы.
Когда отгремел последний разрыв, оглохший Семён выглянул из укрытия и первым делом посмотрел на монстра. Танк с развороченными гусеницами и разбитой башней замер на островке, образовавшемся после сработавших вокруг него мин. Следующий взгляд в сторону, где пряталась Леся. Девушка уже высветила полоску своих хитов: неполная, но зелёная. Тоже, значит, оглушило, но соображает. Затем взгляд в сторону Ромика – у того половинная полоска сияла оранжевым. Это хуже, придётся просить у Вадима таблетку для восстановления. Глашкиной полоски нигде не было видно. Семён выругался вслух, не заботясь, что его услышат. Направил сканер на монстра, нажал считыватель: шесть процентов защиты, около двух сотен хитов внутри. Значит, там ещё пара боссов недобитых есть.
Осторожно перекатившись под защиту ржавого автомобиля, Семён пополз в направлении танка, продолжая сканировать. Теперь нужно было дождаться, когда боссы выползут наружу, чтобы разделаться с ними. Оптимальный вариант – начать снимать хиты с первого, не давая ему выбраться из люка, чтобы не выпускал остальных.
- Ромка! Лесь! – крикнул Семён. – Живы?
- Да, — откликнулась Леся. – Всё помню: теперь блокируем, когда начнут вылезать.
- Как Глашка? – донёсся вопрос со стороны Ромика.
- Пока не вижу, — постарался ответить Семён как мог спокойно. – Ты как? Весь костром пылаешь.
Услышать ответ никому не удалось. В этот момент откинулась крышка люка, и первый босс высунулся наружу. Лесин гранатомёт словно тоже старался вместе с ребятами – граната внесла монстряка обратно в люк и взорвалась уже где-то внутри. Семён прочитал сканер.
- Семьдесят шесть осталось! – проорал.
Стараясь не сбить наводку, девушка шарахнула туда же вторую гранату, но та прошла на несколько сантиметров дальше, разворотив люк почти вдвое. Не успела рассеяться вспышка, как из люка вывалился танкоид с маленькой красной точечкой в чёрной полоске хитов. Ромик добил его одним выстрелом. Хитовая полоска второго танкоида наполовину полыхала оранжевым, как у Ромки. Гранатомёт Леськи лажанулся и чуть задел монстра, сняв не больше, чем обычная пуля. Семён отодвинул эмку, схватил автомат и засадил полную очередь, затем вторую. Оставшиеся хиты танкоида окрасились в красный. Монстр спрыгнул с танка и пошёл в ту сторону, откуда приехал. Автоматом его уже было не достать, поэтому Семён снова взял эмку и начал садить пулю за пулей, отмечая, что с другой стороны то же самое делает Ромик.
Неожиданно рядом оказалась Леся. Девушка подтолкнула под руку коробку с патронами, а сама поменяла рожки на автоматах.
- Я к Ромке, — и она исчезла среди обломков.
Когда Семён снова поймал монстра в прицел, тот вдруг вспыхнул взрывом, и тут же почти рядом появилась полоска хитов Глашки, из зелёной перемигнувшая в оранжевый. Видимо, её зацепило близким взрывом. И сразу меткий выстрел Ромика погасил шкалу жизней танкоида.
С минуту над местом битвы царила полная тишина. Сканер не показывал никакой активности. Семён поднялся на ноги, отряхнулся и медленно пошёл к уничтоженному танку, чувствуя на себе взгляды команды. Дошёл спокойно, ничего не произошло.
И вот уже Леська несётся в сторону Глаши, подхватывает девчонку и кружит, ставит на землю:
- Я так за тебя испугалась, когда не увидела твоей полоски. А это просто баг разработчиков, что её не видно, пока ты пряталась.
- Лесь, не тормози, — Глаша дрожащей рукой протянула отвёртку. – Ищем пропуска.
Последний взрыв гранаты разнёс голову танкоида вдребезги, так что если там и была какая микросхема, то теперь от неё осталась только пыль. Семён с Ромиком вытаскивали останки танкоидов из танка и раскладывали на земле. Леся методично раскручивала коробки и вынимала всё, что могла. В результате Глаша сжимала в ладошке три пропуска.
- Это с запасом на нас всех, включая Вадима, — усмехнулся Семён. – Мы справились!
- Без запаса, — улыбнулась ему Леся. – Одна схема всё-таки обгорела.
- Мы успели? – обратилась Глаша к Вадиму. – Ой! Ужин давно уже закончился… Мы не успели?
- Успели, — позволил себе улыбнуться и Вадим. – Мне дали время до полуночи. Ужин будет ждать вас на тумбочках.
Семён повернулся к Лесе, притянул её к себе и впервые обнял при всех.
- А в следующей сессии мы сможем тоже вместе работать? – Глаша хитро подмигнула и тряхнула кудряшками в сторону влюблённых.
- Не знаю, — честно ответил Вадим. – Знаю, что пятая сессия проходит на совершенно другом полигоне, где уже не бегать за монстрами придётся, а проявлять личную социальную адаптацию умом. Пройдёте, получаете досрочное освобождение и выход обратно — в обычную жизнь.

Группа выстроилась в ряд перед руководителем эксперимента: девушки в центре, юноши по боками. Разумеется, Семён рядом с Лесей.
- Вчера истекла ваша четвёртая сессия, во время которой вы должны были проявить способность к групповой адаптации и добыть пропуска в пятую сессию. Последняя битва с монстром позволила вашей группе получить пятый уровень, хоть и начали вы проявлять групповые навыки уже почти под конец. Первое условие выполнено. А вот со вторым…
- А что со вторым? – озвучил вопрос Семён за всю насторожившуюся группу.
- Все микросхемы, добытые в последней схватке, пожжены. У вас три действующих пропуска. Вы должны сейчас мне назвать имя того, кто остаётся…
- Я остаюсь! – не дав возможности никому что-либо сказать, сделал шаг вперёд Семён. – Я старше всех и прекрасно отдаю себе отчёт, на что иду.
- Нет! – Леся попыталась встать между юношей и начальником. – Останусь я! Тебе нельзя, нельзя! Тебя же переведут во взрослое поселение и тогда…
Голос Леси сорвался, и она закрыла лицо руками.
- У меня время ещё есть, — Ромик пожал плечами.
- А у бабушки? У неё оно есть? – совсем тихо спросила Глаша. – Нет, тебе надо к бабушке. Кто её поддержит, кроме тебя?
Девочка уверенно тряхнула кудряшками и подошла к Вадиму.
- Ты – психолог. Поэтому я объяснять буду тебе. Не им. Они сейчас в эмоциях все, а эмоции не лучший советчик. Ромику нужно возвращаться к бабушке. У неё никого, кроме него, не осталось. Так что Ромик всяко проходит. Так?
- Так, – согласился Вадим.
- Так, гражданин начальник?! – тут же задала девочку вопрос руководителю.
- Так… – неуверенно согласился тот.
- Вадим, а теперь попробуй объяснить мне, почему два оставшихся пропуска не должны достаться тем, кого нельзя разъединять? Подожди, я ещё не закончила вопрос! Стоит ли отдавать один пропуск мне?
- Конечно! – в один голос воскликнули Леся с Семёном, продолжил один юноша. – Если бы не ты, у нас не было бы ни одного пропуска. Ты для группы сделала больше всех. Ты первая заставила нас действовать группой.
- Сёмка, у тебя есть Леся, и ей ты нужен, — Глаша говорила тихо и убеждённо. – У меня на воле никого нет. Я ещё очень маленькая, чтобы выходить в мир. Что со мной будет, если я вернусь к моим родителям, которым на меня плевать и которых за это лишили родительских прав? Я опять начну шататься по улицам. Опять попаду в какую-нибудь банду. Опять придётся грабить… Не хочу! Более того, я боюсь. Боюсь за свою жизнь. Я ж здесь за то, чего не делала. А чтобы я взяла вину на себя, мне выдали кругленькую сумму. Я потому и согласилась, что понимала – в колонии я буду на всём готовом, мне не нужно будет заботиться о пропитании и ночёвке. Выйду, а меня тут же вынесут, потому что я теперь владелица крупного состояния. Здесь я в безопасности и не хочу отсюда уходить.
Глаша подошла к руководителю эксперимента.
- Я признаюсь в том, что скрыла от следствия настоящего преступника. Я виновна в сокрытии сведений, способствующих раскрытию преступления. Поэтому я должна остаться в колонии.
Вернулась к психологу.
- Вадим, ты же понимаешь, что я права? Куда мне на волю? А тут не так и плохо. Теперь я могу даже помогать на начальных сессиях. А что? Вполне могла бы стать хелпером на первой сессии… 



Main menu 2

New_story | by Dr. Radut